Биография Rammstein

Биография, история жизни Rammstein


Рождение группы

Группа Rammstein была основана в 1994 году в Берлине гитаристом Рихардом Круспе. Свою музыкальную карьеру он начал в Западной Германии в группе «Orgasm Death Gimmick», сбежав из ГДР в 1989 году. После объединения Германии он вернулся на родину в город Шверин. Круспе, поклонник Kiss, искал возможности соединить любимый им хард-рок с электронным звучанием индастриала. В это время он познакомился с Оливером Риделем (бас-гитара) и Кристофом Шнайдером (ударные), позднее с Тиллем Линдеманном, игравшими в различных панк-рок-группах. В этом составе они организовали группу Rammstein. Линдеманн, игравший прежде на барабанах (группа First Arsch) занял место солиста, ему же принадлежат тексты песен, исполняемые группой. Все музыканты группы — из бывшей Германской Демократической Республики.

Собравшись в полном составе, участники новоиспеченной команды принялись за сочинительство и репетиции. За сочинение текстов стал отвечать Тилль. Сочинением музыки занимались коллективно.

Вообще концепция придумывания новой песни выглядит примерно так: Тилль приносит текст, говорит, какую мелодию он предполагал в качестве основы, и музыканты, основываясь на структуре текста и полученных рекомендациях вокалиста, начинают импровизировать, мало-помалу выстраивая гармонию. По мере прохождения времени, у каждого из участников Rammstein появляются какие-то идеи, приемы, которые выносятся, так сказать, на консилиум, и потом, если всех все устраивает, начинается "обкатка" песни, ее шлифовка, которую обычно делают продюсер и звукорежиссер. Хотя, конечно, зачастую то, что сначала пробуют "на зуб" музыканты, в конечном итоге приводит к совершенно противоположным результатам, и песня получается принципиально не похожей на первый вариант.

Название

Группа в тот момент нигде не выступала, играла лишь на вечеринках у друзей. Почти год, до середины 1994-го года, группа так и не имела названия. О нем задумались лишь тогда, когда с фирмой "Motor Music Gmbh" удалось подписать контракт на выпуск первой пластинки. Тилль:

ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

"Мы были вынуждены быстро придумать какое-нибудь название. Кто-то из нас сказал: "Rammstein". Это название все сочли очень хорошим: Ramm (таран) и Stein (камень) выражают движение, силу и твердость".

"Rammstein" в буквальном переводе означает "таранный камень", а в Германии этим словом называют специальные каменные заграждения на тротуарах для автомобилей.

Судьба, однако, сыграла с раммштайновцами злую шутку. Когда группа стала известной, многие стали интерпретировать название совсем по-другому, подозревая музыкантов в намеренной провокации. Дело в том, что в августе 1988 года на базе НАТО в маленьком немецком городке Ramstein (одно "м") во время проведения показательных полетов произошла трагедия. В воздухе столкнулись два истребителя и рухнули на головы зрителей. Пятьдесят человек было сожжено заживо, еще более 30-ти умерло затем в больнице, десятки были искалечены.

Дело происходило в Западной Германии, и участники Rammstein об этом ничего не знали. А когда узнали, то единогласно решили съездить на место трагедии и увидеть его своими глазами.

Согласно другой версии, на самом деле участникам группы было хорошо известно об этой трагедии, и они выбрали свое название именно в напоминание о ней. Потом в интервью они начали регулярно менять "легенду", то открещиваясь от этой преднамеренной провокации, то признавая ее.

Со временем само название Rammstein стало для противников группы своеобразным красной тряпкой, а команда оказалась в роли общественного провокатора. Одна из первых написанных песен группы была посвящена как раз вышеупомянутой трагедии. Эта одноименная композиция (Rammstein), появившись в ответ на злобные выпады, быстро стала своеобразным гимном группы. Интересно, что после этой скандальной истории сами музыканты иногда утверждали в интервью, что название появилось именно как напоминание о катастрофе.

Поиск индивидуальности

Весь 1994-й год участники новоиспеченной команды посвятили поискам своего неповторимого стиля и звучания. Все раммштайновцы играли до этого в группах с совершенно разными стилями, но, по их словам, никто из них не был творчески удовлетворен. Собравшись вместе, они скорее знали, какую музыку не хотят играть:

"Наш стиль стал совсем не тем, что мы сначала искали, и вышел за рамки понимания. Мы не хотели делать пародию на американскую музыку или что-то похожее на панк. Это должно было быть что-то, что мы могли делать все вместе..."

От концерта к концерту раммштайновцы пытались все больше удивить и шокировать публику, формируя свое отличительное, ни с чем не сравнимое шоу. Шоу-эффекты для хеви-групп - это давняя традиция: в 70-е годы ужасные шоу показывал Элис Купер, выставляя на сцене гильотину и т.п., "Rolling Stones" игрались на сцене с гигантскими надувными членами, "KISS" на сцене плевали огнем и кровью.

Раммштайновцы начали использовать спецэффекты первыми из немецких групп, т.к. до них это делали только интернациональные коллективы. "Нам нравится грохот и огонь, - говорит Рихард, - сначала мы хотели просто играть тяжелую, громкую музыку как "Metallica". Но мы выглядели просто слишком добропорядочными и невзрачными, а мы не так легкомысленны, как американские рокеры. Поэтому мы всегда ставили на сцене много спецэффектов. Наш воинственный стиль не придуман, он самостоятельно развивается. Но есть живые сцены, которые для некоторых на границе хорошего вкуса и безвкусицы". Очень скоро выявилась коллективная любовь участников группы к огню и всяческим пиротехническим эффектам.

Особенно это вдохновляло Тилля, который принялся собственноручно конструировать различные взрывные механизмы: "Огонь очаровывает меня. Однажды я принес с собой два больших фейверка на выступление и взорвал их между двумя песнями. Народ ликовал, а я обжег себе руки. Я нашел все это безумно хорошей идеей - то, что я между песнями не стою просто так, а чем-то занят. Я сделал себе перчатки, которые "плевали" огнем, затем защиту от огня. Один раз на наш концерт из-за сцены выскочили пожарные. Благодаря этому я случайно узнал, что нужно специальное разрешение, чтобы "играть" с пиротехническими эффектами. Так я сдал экзамен по обращению с фейверками".

В самом начале своей карьеры раммштайновцы сами пытались конструировать себе сценические "игрушки". Результаты этих экспериментов не всегда были безобидными. Наверное, в музыкальном мире не найдется группы более обожженной и покалеченной от своих же выдумок: "У нас есть знакомый, который был иностранным легионером и он доставал нам "ТНТ" (динамит), чтобы мы могли делать бомбы. Мы положили взрывчатку в фотокассету, а потом засунули в купленную на рынке рыбу, чтобы испытать ее действие. Результат был таков: рыба совершенно исчезла, и от нее ничего не осталось. А однажды на фестивале в нашем гардеробе взорвалась такая коробочка... Это был плохой номер. Теперь мы используем только проверенные взрывные снаряды".

Мощный дебют

В январе 1996-го года вышел сингл "Seemann" (Моряк), а так же видеоклип на эту композицию, снятый в Гамбурге под руководством продюсера Лазло Кадара. Как раз в это время группа начала уделять больше внимания визуальной стороне своего творчества. Порой это приводило к неожиданным последствиям.

Свой дебютный альбом раммштайновцы разослали многим известным режиссерам с целью убедить кого-либо из них снять клип для группы. Именно так альбом оказался у культового режиссера Дэвида Линча, поклонниками творчества которого являлись ребята (среди прочих, диск отправили так же Тарантино, Карпентеру и Ридди Скотту). Линч, правда, от предложения отказался - в самом разгаре у него были съемки фильма "Шоссе в никуда" и отвлекаться на какой-то клип ему было некогда.

Но спустя два месяца Линч неожиданно связался с группой. Помог случай. Когда Линч с женой ехал на съемки, она поставила пришедший по почте диск в проигрыватель. Музыка так понравилась Линчу, что он решил включить в саундтрек снимаемого фильма две композиции этой начинающей группы: "Rammstein" и "Heirate mich" (Выйди за меня замуж).

Фильм Линча, как и музыка Rammstein, сделан в традиции страшных историй, в духе черной романтики. Обе композиции Линч использует в тех моментах фильма, где ужас достигает своего апогея. Как пояснили сами музыканты: "Дэвид не понимает по-немецки ни слова, но это не имеет никакого значения; для него была важна атмосфера песен. Он инстинктивно чувствовал, что наше видение мира очень близко ему. Ведь в его фильме, говоря упрощенно, речь идет о шизофрении, опасности, одержимости, о личном апокалипсисе. А это некоторые из тем, разрабатываемых нами с самого начала. В этом отношении сотрудничество представляется вполне логичным. У него и у нас постоянно идет речь об искусстве провокации и о провокации в искусстве".

Фильм, вышедший на экраны всего мира в августе 1996-го года (в Европе - в апреле 1997-го года), значительно способствовал долгожданному приобретению Rammstein всемирной известности. Теперь на них обратили внимание и в Америке. Почти весь 1996-ой год группа провела на гастролях по Германии и соседним странам, участвовала в многочисленных международных фестивалях.

27-го Марта раммштайновцы впервые появились на шоу MTV "Hanging Out". Тогда же у группы появляется первый официальный фан-клуб. Тексты, сочиненные Тиллем для нового альбома, образны, символичны, иногда даже поэтичны и отличаются этим от текстов других немецких рок-групп. Его стиль простирается от лирических, символичных картин ("Под пупком, в зарослях, ждет уже белая мечта... И стряхни мне листву с дерева..."), до банальных, провокационных высказываний ("Нагнись, отверни от меня свое лицо. Твое лицо мне безразлично") Название альбома "Sehnsucht" выбрано участниками коллектива не случайно. Слово "Sehn" (мания, влечение) как часть названия проходит красной нитью через все песни альбома.

Творчество

Песни Rammstein вызывают разные, порой противоречивые ассоциации и многими по-разному интерпретируются. Это хорошо видно на примере песни "Klavier" (Пианино): "Вы говорите мне - открой эту дверь. Любопытство становится криком, что же кроется за ... За этой дверью она сидит за пианино, но она больше не играет. Ах! Как давно это было! Я лил ее кровь в огне моей ярости. Я закрыл дверь..."

Удручающая атмосфера этих строчек напоминает страшные фильмы Альфреда Хичкока. По словам Тилля, в тексте речь идет о мыслях и чувствах убийцы: "Klavier" - моя любимая песня на диске. Над текстом я работал два года, начав с беззаветного романтического, любовного стихотворения, посвященного учительнице музыки, и потом развив его в гротеск и сюрреализм".

Много недоразумений в тексте к песне "Buck dich" (Нагнись), при этом речь в ней идет о неспособности человека любить другого по-настоящему. Тилль: "Инспирировал меня к написанию этого текста фильм, который потряс меня до глубины души. Один "мешок с деньгами" хочет испытать полное удовлетворение от всего, что касалось бы секса. Но все это безуспешно, потому что, то единственное чувство, которое действительно наполняет человека - желание любить и быть любимым - нельзя купить за деньги".

Еще один пример, песня "Tier" (Зверь) о насилии над детьми. Тилль: "Когда мужчина насилует ребенка, он становится на одну ступеньку, делящую его со зверем. Инцест, насилие, сексуальные домогательства - самые отвратительные преступления. Меня эта тема очень задевает. Я был потрясен, когда услышал об изнасилованных девочках в Бельгии, которые были убиты. У меня самого есть дочь. Когда я представляю себе, что такое может случиться с моей дочкой, я не знаю, что бы я сделал..."

Песню "Bestrafe mich" (Накажи меня) многие рассматривают из-за двусмысленности как дешевый садомазохизм. Однако в действительности она описывает отношения человека к Богу. Тилль: "Я думаю, что Бога нет. И если он есть, и он фактически допускает все несчастья на этой земле, тогда он должен меня наказать вместе с другими страдающими. Я не стану молиться такому Богу".

Песня "Alter Mann" (Старик) глубокомысленная, философская, с лирическими картинами, которых от Rammstein никто не ожидал: "Вода должна быть твоим зеркалом. Только когда она будет гладкой, ты можешь увидеть, сколько сказок тебе еще осталось". Тилль: "Это ода старости и бренности бытия. В моем коротком отпуске на Мальдивах я видел старика, который с утра до вечера подметал пляж перед бунгало. Как только он заканчивал, кто-то вновь делал "рябчики" на песке. Старик просто снова произвольно начинал все с начала. Равнодушие и его невозмутимое спокойствие произвело на меня сильное впечатление. Точно так же и в жизни - все вечно возвращается на круги своя, только каждый раз немного иначе".

Первые успехи

1 апреля 1997 года в свет вышел первый сингл с нового альбома под названием "Engel" (Ангел), который тут же попал в первые строчки немецких чартов. 23-го мая эта выразительная индустриальная баллада без особой помощи радио достигла золотого статуса по продажам. Песня, написанная Линдеманном, пожалуй, несколько не характерна для Rammstein: "Текст идет из сказки, которую мне читали в детстве. Мальчик спрашивает своего папу после того, как умерла мама: "Где сейчас моя мама?" Папа отвечает: "Она сейчас превратилась в ангела и живет на небе. Посмотри вверх - там среди звезд теперь твоя мама!" Эта история меня очаровала. И я ощущал, как одинок и беззащитен мальчик после того, как он потерял мать".

Одновременно с песней появляется видеоклип, снятый под руководством Ханнеса Россачера. Клип снимался в Гамбурге в клубе "Prinzenbar". На все шокирующие эротические сцены в нем группу вдохновило жутковатое окончание фильма Квентина Тарантино "From Dust Till Down" (От заката до рассвета), а поджоги, естественно в нем присутствующие - типичная специализация раммштайновцев.

Клип снимали, что называется, "семейным подрядом". "Когда мы писали сценарий к клипу, я попросил выделить роль одного из ангелов для моей дочери. Самое смешное было то, что когда ее уже сняли, она решила стать режиссером, - рассказал потом Тилль, - Нелли говорила: "Папа, ты не там стоишь, ты не так держишь руку" - вся съемочная группа умирала от смеха, когда этот маленький ангелочек с крылышками и серьезным лицом пытался всеми командовать!"

Сюжет клипа, учитывая содержание песни, несколько удивителен. На вечеринке собралась странная компания. Здесь можно увидеть косматых рокеров в черных кожаных костюмах с серебряными заклепками, злобно смотрящих друг на друга, и полуголых, сильно накрашенных моделей. Они сидят за столами или танцуют "дикие" танцы под тяжелый индустриальный саунд, который "в живую" рубит группа на сцене.

Трое мужчин в черном (Тилль, Христоф и Христиан) заходят в этот клуб и занимают самый близкий к сцене столик. Музыканты на сцене оказываются второй половиной Rammstein (Рихард, Пауль, Оливер). В столбе дыма на сцене внезапно появляется фигура в черном длинном плаще. Она раздвигает руки, одеяние падает на сцену и все видят темнокожую девушку. На ней надето только бикини из маленьких блестящих металлических колечек, а ее шею обвивает тигровый питон в два с половиной метра. Она соблазнительно танцует, а затем, оставив змею на сцене, подходит к столику раммштайновцев и начинает танцевать прямо на столе перед Христианом. Он открывает рот, и девушка подставляет ногу для поцелуя. Потом она берет со стола бутылку и льет виски себе на ногу, струйки бегут по ней и попадают в рот Христиана.

После этой сцены начинается огненный финал: синие молнии окутывают тело девушки, и она превращаются в Христиана, который становится огненным духом, из растопыренных пальцев которого вылетают фонтаны искр. На другом конце сцены внезапно появляется Тилль в черных очках, черном длинном кожаном плаще и с огнеметом в руках. Он направляет огонь на музыкантов на сцене. Рихард, Пауль и Оливер отвечают ему со сцены огнем из трех метающих искры гитар. Вся сцена утоплена в пламени...

Интерес к группе в связи с успехом "Engel", отразился на продажах первого альбома "Herzeleid". Он еще выше поднимается в немецких хит-парадах, достигнув к маю 14-й позиции. В то же самое время выпускается еще один сингл, на этот раз с ремиксом на "Engel", сделанным одним из друзей группы. На этом же сингле впервые появляются две новые, ранее не выпускавшиеся композиции "Wilder Wein" (Дикое Вино) и "Feurrader" (Огненное колесо), которые не попали затем в альбом. Группа тем временем привлекала все больше и больше фэнов, активно гастролируя по Германии, Австрии, Швейцарии, Голландии, Бельгии и Франции.

21 июля в свет вышел второй сингл с будущего альбома с композицией "Du hast" (Ты Имеешь). Одновременно появился клип, снятый в Бранденбурге под руководством Филипа Штольца. Съемки проходили в заброшенной местности у ворот бывшей казармы советской армии. В песне "Du hast" речь идет о конфликте между мужской дружбой и любовью к женщине. "Вместе это не функционирует, что мы знаем из собственного опыта, - говорит Христоф, который и написал сценарий к этому "анти-свадебному" гимну, - В Rammstein это так: мы расстались со своими женщинами, но никогда не расстанемся с группой. Только наши дети для нас важнее группы".

Тут стоит отметить, что четыре раммштайновца - отцы: у Тилля есть дочь, которая живет с ним, по дочери у Рихарда и Христиана, у Пауля - сын.

Сюжет клипа поистине драматичен. Христоф, ударник Rammstein стоит как обвиняемый перед судом. Его лицо искажено страхом. Обильный пот выступил на лбу. На него пристальным холодным взглядом смотрит судья, лицо которого спрятано под маской. "Ты хочешь, пока смерть не разлучит вас, быть верным ей всю жизнь?" - спрашивает его судья. Действие сопровождается мелодичным пением ангельского голоса. Пауза. Внезапно судья подходит, льет из канистры бензин на приговоренного к смерти Христофа и поджигает его. Пламя взвивается до потолка. Христоф, шатаясь, бредет "живым факелом" по мрачному залу суда...

Сюжет клипа объясняет Христоф, взявший на себя главную роль, в то время как его друзья изображают судей в масках - "Я играю члена мафиозной группировки, который изменил ей из-за любви к женщине. За измену я должен ответить. Но эта история заканчивается так, как никто не предполагал..."

В первой строчке гремящей индустриальной песни Тилль поет хрипящим прокуренным голосом единственную фразу: "Ты ненавидишь меня, ты ненавидишь меня, ты меня спрашивала, а я ничего не отвечал..." В то время, пока звучит эта строчка, на экране видно, как "Волга" (ГАЗ-21) приближается к старому заброшенному сараю. За рулем темноволосая женщина в красном платье, рядом сидит Христоф. На их лицах страх и отчаяние. Христоф снимает предохранитель на пистолете и медленно идет в сарай, где его ждут остальные участники "раммштайновской мафии". Но опасения оказываются напрасными. Его встречают с распростертыми объятиями, как пропавшего без вести друга. Потом все пьют виски, празднуя счастливое возвращение. Побледневшая невеста в это время со страхом представляет себе разборки над любимым. Внезапно распахивается дверь сарая, и раммштайновцы выходят наружу. Женщина ищет взгляд Христофа, но, выйдя из-за спины Христиана, он принципиально не смотрит в ее сторону. Мельком взглянув на часы, он проходит мимо нее. В следующий момент машина, взрывается, взлетает на воздух вместе с преданной любовницей. Машину охватывает огненный шар колоссальный размеров...

На съемках раммштайновцы устроили настоящий огненный ад, который почти вышел из-под контроля. "Бомба была, вообще-то, установлена профессиональными пиротехниками и соответствовала всем требованиям, - рассказал Тилль, - Но ударная волна свалила меня на землю, и огонь распространился за доли секунды на огромное пространство. Все разбежались. Христоф, заплатил за эту "горячую" сцену ожогами второй степени на руках и спине". Но усилия и ожоги оказались не напрасными - клип быстро стал фаворитом на MTV, а интерес к группе продолжал расти.

Альбом "Sehnsucht"

В начале августа первый альбом "Herzeleid" и сингл "Engel" стали золотыми, число проданных дисков достигло 450.000 экземпляров. К моменту выхода альбома "Sehnsucht" в августе 1997 года интерес к Rammstein был настолько высок, что альбом почти сразу занял первую строчку в немецком хит-параде.

Обложка альбома была выполнена в различных версиях, что несколько запутало фэнов группы. На обложке изображены лица раммштайновцев, выполненные в своеобразном "мумифицированном" виде, с загадочными обвивающими лицо и торчащими железяками (этими самыми загадочными железками, во времена Второй Мировой Войны, СС'овцы измеряли параметры черепа человека. Тем самым решали, посылать его на фронт или в концлагерь). Обложка была сделана самими участниками группы, причем каждый работал над своей физиономией персонально.

В немецкой версии на обложке была представлена общая фотография со всеми шестью портретами, которую с обратной стороны можно было разложить в один большой постер. На остальной части Европы этот постер складывался таким образом, что на лицевой части буклета может быть изображен лишь один из членов группы. Впрочем, участники Rammstein на этих фотографиях выглядят настолько похоже, что на витрине магазина альбом узнается независимо от того, кто изображен на обложке. Этим раммштайновцы хотели подчеркнуть, что каждый из них внес одинаковый вклад в создание альбома. Название альбома во всех европейских экземплярах напечатано прямо на футляре. В американской версии издатели решили обойтись без всех этих изысков.

После появления этого долгожданного альбома стало очевидно, что ни одна немецкая группа не становилась столь успешной как Rammstein в Германии, где далеко не каждая команда, поющая на родном немецком, имеет успех. То же самое произошло вскоре в Австрии и Швейцарии. А спустя две недели, новый альбом группы уже прочно обосновался в Европейских чартах "Биллборда" наряду с альбомами "The Prodigy", "Rolling Stones" и "Radiohead". Это уже было похоже на покорение Европы. На очереди была Америка.

По поводу "завоевания" Америки ребята не питали особых иллюзий. Пожалуй, еще не было группы, поющей на "иностранном" для американских слушателей языке и добившейся сколько-нибудь серьезного успеха за океаном. Поэтому без особых надежд было решено начать с малого - обкатать свою программу в американских клубах. 3 и 6 сентября группа выступает в двух нью-йоркских клубах: "Bank" и "Batcave Downtown". Первое, хотя и весьма поверхностное, знакомство с американской публикой проходит весьма успешно, поэтому решено было продолжить начатое с более серьезной подготовкой.

Гастроли по Европе

В сентябре - октябре Rammstein с размахом гастролируют по своим уже проверенным местам: Германии, Австрии и Швейцарии. В этом туре, состоящем из 23-х концертов, Rammstein поддерживает группа "KMFDM". Теперь на концертах собирались огромные массы людей - в среднем от 10.000 до 30.000 человек.

В ноябре группа гастролировала по остальной Европе, посетив Швецию, Испанию, Италию, Великобританию, Голландию и Польшу. На этот раз концерт в Польском городе Катовица прошел без всяких эксцессов перед 8000-й толпой восторженных зрителей, не желавших отпускать "разогревающий" Rammstein для выступления основной группы.

21 ноября в свет вышел новый сингл группы Rammstein, включающий кавер-версию песни известной немецкой группы Kraftwerk "Das Modell" (Модель), ранее не издававшуюся композицию "Kokain" (Кокаин), а также компьютерную игру Rammstein. Идея с игрой пришла в голову директору группы, желавшему чем-то развлечь поклонников. Суть игры - стрельба в изображение человека в рамочке с помощью огнемета. [В последствии, музыканты признали, что кавер "Das Modell", также как и изданная ранее песня "Du Riechts So Gut" не настолько были хороши, чтобы выпускать их отдельными синглами].

Тевтонская экспансия в Америке

Наконец, в декабре 1997-го года группа отправилась в свое первое настоящее американское турне, поддерживая выступления "KMFDM", которые были более известны заокеанской публике. Контракта на издание пластинки в США у группы еще не было. Все зависело от реакции американцев на их шоу.

Перед поездкой, несмотря на всякое отсутствие энтузиазма у участников группы, две песни были записаны специально для американского рынка на английском языке "You Hate" (Du hast) и "Engel" (Angel). Как потом оказалось, раммштайновцев предчувствия не обманули. Американские ди-джеи просто отказывались проигрывать англоязычный вариант песен, предпочитая оригинальный немецкий.

В отличие от явно не сложившихся отношений с немецкой прессой, а особенно радиостанциями, за океаном все получилось с точностью наоборот. По словам самих участников команды, все дело в политике американской и немецкой. И дома, и в штатах их считали странной группой. Но если в Германии любая "странность" - повод для негласного запрета, то в Америке наоборот: "Поэтому те немецкие журналисты, которым не нравится наша музыка, не просто помалкивают, а спешат наградить нас каким-нибудь не слишком изысканным пороком, типа обвинений в нацизме. Немцам почему-то трудно поверить в то, что наше шоу - всего лишь шоу, а не "фига в кармане". Американцы, напротив, интересную мысль готовы свести к одной-двум простым, и желательно, чтобы какая-нибудь из них была с гомосексуальным уклоном..."

В своем первом туре по восьми штатам, раммштайновцам пришлось внести некоторые изменения в свое шоу. Группа находилась на сцене всего по 30 минут и к тому же из-за строгих противопожарных правил была вынуждена отказаться от некоторых своих пиротехнических эффектов. Молниеносный тур по штатам был для группы большим испытанием, которое она с честью выдержала, значительно расширив свою аудиторию за счет американских фэнов.

Несмотря на полную экзотичность германской группы, поющей, говорящей и действующей по-немецки, их причудливое мрачное шоу шокировало и обескуражило американцев своим натурализмом: "600 фэнов в лос-анжелесском клубе "Палладиум" задержали дыхание: Певец Тилль Линдеманн стоит неподвижно как статуя на краю сцены. Тут внезапно подпрыгивает Христиан, с двухметровой неоновой лампой в руке, подбегает к Тиллю и со всей силой разбивает ее о его мускулистое плечо. Стекло вдребезги разбивается, кровь течет из маленьких ранок на голове по шее и стекает по плечам.

Тилль остается неподвижным, но орет: "Keiner will mich!" (Никто меня не хочет!). А потом начинает петь: "Твое величие делает меня маленьким. Ты должен быть моим судьей!" *Фрагмент первого куплета песни "Bestrafe mich" (Накажи меня)*.

"Многие из них думали, что кровь всего лишь кетчуп, - рассказал Тилль после выступления, - Но ранения были настоящие, хотя и не запланированные. Христиан должен был попасть мне только по плечу, но он промахнулся и попал мне в висок. Слава Богу, раны были не глубокие, их не пришлось зашивать".

Восторженные отклики фэнов и прессы оказались для группы чрезвычайно важны для дальнейшего "завоевания" Америки. Сами раммштайновцы тоже остались весьма довольны неожиданно свалившимся на них успехом: "Нам понравилась откровенность публики: не надо никакой пиротехники, никаких голых женщин, чтобы произвести на американцев впечатление музыкой. Правда, пиротехника и красивые ноги тоже никому еще не мешали. Но, видимо, американцам достаточно музыки, чтобы полюбить музыку. Это здорово!"

Воодушевление первыми успехами в Штатах, группа возвратилась в Европу. На родине их ждало приятное известие - группа по итогам года стала лауреатом серьезной германской премии "Echo" в категории "Лучший новый немецкий исполнитель".

Первые три недели 1998-го года музыканты провели в отпуске, но уже в конце апреля, действуя по принципу "куй железо пока горячо", команда вновь отправилась в столь дружелюбно принявшую их Америку.

На этот раз группа была приглашена в турне группы "Korn" под названием "Korn's Family Values" (Семейные ценности Корна) в качестве второго хэдлайнера. "Мы счастливы быть именно вторыми потому, что, возглавляя подобное турне, вы ответственны за весь вечер. Второй хэдлайнер не имеет на своих плечах такой ответственности, поэтому вы можете экспериментировать. Это легче, нет такого давления, поэтому мы довольны. Это турне "Korn", и "Rammstein" очень счастливы, что их пригласили играть с ними. Масса поклонников придет на шоу именно из-за "Korn", и мы осознаем это. Смысл этого тура вовсе не в том, чтобы люди вышли после концерта и говорили, что кто-то играл лучше всех, а чтобы поклонники покидали концерт и говорили, что они провели фантастический вечер и видели пять прекрасный команд. Цель Rammstein в том, чтобы, находясь в турне "Korn", быть в состоянии играть для такого множества народа и играть так хорошо, как мы можем. К счастью, остальные группы будут делать то же самое, и это будет сногсшибательный вечер для любого".

Все билеты на 5 концертов тура были мгновенно распроданы. Сингл "Du hast" на немецком языке беспрерывно крутили все местные радиостанции. Ажиотаж вокруг Rammstein все нарастал. На этот раз группе удалось показать американцем свое огненное шоу в полном варианте. Свои 50 минут на сцене раммштайновцы смогли использовать для максимального удара, представив тяжелое по драматизму и тону музыки шоу.

Концерты показали прежде всего металлическую сторону музыкального арсенала группы. Но как тогда писали критики: "Часто подавляющая мощность их живого звука не умаляла ни на йоту бесчисленное число утонченных и техно-звучащих тонов, которые помогают делать стиль Rammstein таким специфическим".

Выступления Rammstein привели в восторг американских фэнов от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка. Со времени "Scorpions" не было других немецких групп, которые могли бы утвердиться в Америке. На выступления в "Roxy" в Нью-Йорке, где последний раз Мадонна презентовала свой альбом "Ray of Light", пришло свыше 2000 фэнов. Спрос был так высок, что многим не хватило билетов.

Вот так это описывалось в местной прессе: "В 22 часа 30 минут Rammstein начинают свое огненное шоу. Тилль выкрасил лицо белой краской, а волосы серебряной. Во время исполнения песни "Rammstein" он поджигает свой плащ. В песне "Bestrafe mich" он бичует себя плетью, а в песне "Du riechst so gut" манипулирует с огромным горящим луком и стреляет со сцены из огнемета фонтаном искр. Христиан, в песне "Seemann", сидящий в резиновой лодке, разрешает публике поднять себя. Но настоящий шок был у зрителей в песне "Buck dich", когда Тилль резиновым членом в недвусмысленной позе "отхаживает" Христиана...".

Такие оригинальные эффекты даже для избалованной нью-йоркской публики были настоящей сенсацией. При всем при этом американские власти не давали группе расслабиться. Во всех городах США приходилось получать разрешение на каждый сценический эффект. Особенно педантично это происходило в Нью-Йорке. Неоднократно приходилось даже задерживать показ эффектов, пока шланги не подключат к гидрантам. На концерте в Чикаго пришлось даже отказаться от эффектов по распоряжению начальника пожарной охраны. Тилль: "Американские власти в полной истерике, но фэны были в восторге. Они западают на наше немецкоязычное шоу".

После этого тура Rammstein настолько стали своими для американской публики, что местные ди-джеи начали их называть "нашей флоридской группой". Рихард: "Было забавно играть в США, слыша людей подпевающих не зная языка. Но было забавным для нас слышать людей не поющих, а кричащих тексты наших песен. Аудитории были эмоциональны, и мы были очень тронуты этим. Это мне напоминает время, когда я был ребенком и часто подпевал английским песням, не понимая текста. Поэтому мне кажется, что это просто замечательно!"

"Du riechst so gut"

В мае 1998-го Rammstein выпустили новый сингл со своей песней из первого альбома "Du riechst so gut" (Ты пахнешь так хорошо). На сингле эта композиция представлена во всех возможных вариантах, включающих ремиксы, сделанные их многочисленными друзьями и поклонниками. Сингл сопровождается клипом, снятым на оригинальный материал.

Как и все клипы Rammstein, он поражает воображение своими эффектами и постановкой. Съемки происходили в замке XVIII века Бабельсберг в Потсдаме. Это были самые дорогостоящие и самые страшные съемки для участников группы, которым пришлось четыре ночи напролет стоять перед камерой. В драме об оборотнях, длящейся 4.5 минуты, участвуют все музыканты, превращаясь в жутких сценах из людей в волков (оборотней).

Для анимации головы раммштайновцев были смоделированы с помощью натуральных гипсовых отпечатков, снятых с их лиц. Наряду с многочисленными статистами, в виде мрачно одетых гостей, танцующими менуэт в большом зале, под жесткую музыку или в качестве охотников со старинными мушкетами, отправляющимися на охоту на волков, в клипе снимается настоящая стая волков.

Речь идет о "чешских собаках", которые были выведены путем скрещивания с волками. "Эти звери, - рассказывает большой любитель биологии Христиан, - привыкли к людям и легко дрессируются, но волчьи инстинкты в них все еще существуют. Однако они признают в человеке вожака".

50-и страничный сценарий для клипа раммштайновцы придумали сами, используя мотивы народной сказки "7 воронов" и сцены из ужастиков "Бал вампиров" и "Американский оборотень" режиссера Романа Поланского. "Мы шестеро играем демона, принимающего разные обличья. Он появляется то в виде Тилля, то в виде Христиана и т.д. пока не принимает образ волка. Его поцелуй приводит к смерти!" - рассказывают раммштайновцы.

В клипе можно видеть милую темноволосую девушку - ее играет берлинская студентка Майа. В клипе она несется галопом на разгоряченном жеребце по лесу. Красавица потеряла свой платок, которым она вытерла только что пот с декольте. Алые фосфоресцирующие глаза оборотня, которые следят за ней из кустов, она не замечает. Зверь выскакивает, жадно бросаясь на платок и превращается в Христиана, который жадно вздыхает запах девушки и тут же снова становится зверем.

Он идет по следу к замку, вновь превращаясь в Христофа, и теряется среди гостей. Наконец, он в образе Тилля проникает в спальню девушки. Вид обнажающейся красавицы превращает его вновь в зверя. Он с оскаленными зубами бросается на нее. В красном бальном платье, теперь, к ужасу гостей, вовсе не милая девушка, а дьявольски ухмыляющийся, мускулистый Рихард выходит к гостям.

Потом следует кульминация: грудь Рихарда разламывается, 6 волков с пеной у рта выпрыгивают из него наружу. Но на этот раз хищных зверей ждет гибель. Через открытые окна охотники стреляют в этих тварей, пока они все не падают замертво. В агонии они снова принимают человеческий облик. Взгляды Тилля и красавицы встречаются, и они сливаются в долгом нежном поцелуе. "Поцелуй был для меня, - рассказывает Тилль, - настоящим ужасом во время съемок, хотя Майя была очень милой партнершей. Я на самом деле очень робкий. Перед этой сценой я дрожал больше, чем во время своего первого поцелуя в 13 лет".

Live Aus Berlin

В мае 1998 группа гастролировала по Португалии, Испании и Франции, после чего вернулась в родную Германию, где участвовала в различных фестивалях (в основном, в качестве хэдлайнера) и дала десяток сольных концертов. 9 августа Rammstein выступили в Будапеште на фестивале "Pepsi Island". 22 и 23 августа в Берлине Rammstein приняли участие в "Wuhlheide Festival" (вмести с Ниной Хаген и прочими немецкими знаменитостями), выступив перед 40.000-ю зрителями. Запись концерта была затем выпущена в свет в сентябре 1999-го года под названием "Live Aus Berlin".

Концертный альбом позволил многим поклонникам группы, никогда не бывавшим на их концертах, узнать, как на самом деле звучит группа "вживую". Кроме того, Rammstein - группа с очень мощным визуальным рядом (в отличие от многих других), а потому, естественно, большая часть очарования знаменитых на весь мир концертов коллектива в аудиоверсии терялась.

Теперь это стало возможно наверстать с помощью вышедшей одновременно видеоверсии выступления. Вполне естественно, что музыканты решили выбрать как можно более хорошо снятый концерт, возможно, в ущерб оригинальности представления музыкального материала. 18-ти песенный диск позволяет слушателю сфокусировать свое внимание на невероятной смеси мощных гитарных рифов, нутровыворачивающем вокале, звонах колоколов и свистах, которые и заключают в себе сущность звучания Rammstein.

Внешнее оформление видео подавляет зрителя своими невероятными театральными эффектами и умной постановкой сценического зрелища. Для американских поклонников, как старых, так и новых, главная выгода концертного альбома оказалась в том, что в дополнение к боевому порядку хорошо известных мелодий, взятых из "Sehnsucht", они получили возможность познакомиться со здоровой дозой еще незнакомых им песен, многие из которых взяты из первого альбома "Herzeleid".

Альбом хорошо продемонстрировал высокий профессиональный уровень музыкантов как концертного состава. Конечно, нашлось несколько критиков, которые открыто усомнились в решении группы выпустить "живой" концертный альбом так рано в их карьере. Глядя на успех альбома "Sehnsucht" и сингла "Du hast" (правда, уже имевшему предыдущее живое появление на альбоме "Family Values" 1998 года), легко можно было предположить, что долгосрочная карьера Rammstein получила бы больше выгоды от выпуска нового студийного альбома в 1999 году. Но разве верные своим поклонникам Rammstein могли обмануть их ожидания?

Интересно, кстати, что видео "Live Aus Berlin" было выпущено в Германии в двух вариантах: одна для поклонников до 18 лет (с вырезанной песней "Buch dich" и соответственно знаменитой сценой) *Спасибо германским критикам, чтоб их!*, а другая, полная версия, для более старших.

Обвинения в нацизме

В августе 1998 года Rammstein выпустили сингл с кавер-версией песни "Stripped" (Обнаженная) группы "Depeche Mode". "Depeche Mode", вообще говоря, одна из самых любимых групп у участников команды, поэтому никого это особенно не удивило. Но появившийся вскоре видеоклип на эту песню в Германии шокировал многих, вновь дав повод журналистам обвинять группу в профашистской ориентации.

Дело в том, что для визуального ряда в этом клипе были использованы фрагменты из фильма "Olympia", снятого Лени Рифеншталь в 1936 году во время Олимпийских игр, проходивших в нацистской Германии. В сюжет было внесено лишь одно изменение. В кадрах, где должен был реять нацистский флаг, вместо него был вмонтирован американский, что было весьма откровенным и даже провокационным намеком. На всей этой истории стоит остановиться подробнее.

И без того знаменитая танцовщица Лени Рифеншталь стала еще более популярной за счет того, что играла в фильмах, прославляющих немецкий дух и идеальность нацистской верхушки, хотя сама она это отрицала. От Геббельса Рифеншталь неоднократно получала почетные нацистские награды "за вклад в немецкое искусство". Парады, факельные шествия, ровные шеренги солдат, которые, маршируя, образуют гигантских размеров свастику... - это ужасное великолепие в фильме Лени Рифеншталь "Триумф воли" 1935-го года увидел весь мир.

Фильм был признан самым пропагандистским фильмом, существующим в кинематографе. "Триумф воли" посвящен съезду нацистской партии, проходившем в Нюрнберне в 1934 году. Ну а в 1936 году в Берлине проходили Олимпийские игры. Для нацистов это была хорошая возможность продемонстрировать всему миру идеал арийской расы. Рифеншталь сделала тогда почти невозможное - запечатлела почти каждый момент игр.

21 апреля 1938 года, в день рождения Гитлера, состоялась премьера четырехчасового фильма "Olympia". В фильме задействовано полтора миллиона персонажей. В каждом кадре "Олимпии" просматривается идея идеала человека. Обнаженные, преимущественно мужские тела играют в фильме главную роль. Это было характерно для нацистского искусства. Мужчина - воин, мужчина - тиран, мужчина - супер-человек - любимый образ нацистов.

После разгрома фашизма Лени судили. Ее обвиняли во многом, но так ничего и не доказали. Ей до сих пор не могут простить эти нацистско-фашистские фильмы. На западе ее карьера была невозможна, но это не мешает ей получать письма от поклонников со всего мира. Сейчас Лени за 90 лет. Она состоит в "Гринпис" и занимается подводными съемками. Еще она пишет мемуары, которые непременно становится бестселлерами. Как говорит сама Лени: "В своей жизни я не делала ничего, чего бы я не хотела. Ни от чего, сделанного мной, я никогда не откажусь".

Итак, чем же было для участников Rammstein использование подобного видеоряда - ошибкой или спланированным коммерческим расчетом? Разгоревшийся скандал в прессе на этот раз заставил музыкантов объясниться: "Наш клипмейкер предложил нам сделать клип со спортивной тематикой. И как-то он сыграл фрагмент нашей версии "Stripped" в то время когда мы смотрели "Олимпию". И тогда я подумал - точно! Это должно быть только так! У меня было чувство, что музыка и кадры фильма хорошо подходят друг к другу. Это решение пришло спонтанно, я, правда, знал, кто такая Лени Рифеншталь. Но я не знал тогда идею ее фильма. Хотя кадры из ее фильма нам очень хорошо подошли, наш клипмейкер "просветил" нас только после того, как клип был уже готов. Я не мог предвидеть реакцию на клип. Мы того мнения, что у Рифеншталь в "Олимпии" далеко не на первом месте спортивная идея.

Гитлер и его верхушка хотели, скорее, внушить всему миру, что нацисты в Германии миролюбивы и безопасны. В общем, мне кажется, что этот фильм все-таки более политический, чем спортивный. Для каждой Олимпиады снимали пропагандистские фильмы. А Рифеншталь и ее "Олимпию" каждый может толковать по-своему. Кстати, в то время этот фильм номинировался на "Оскар" и получил приз в Каннах. Но, к сожалению, сейчас, и это действительно проблема, многие люди совершенно не воспринимают этот фильм. Когда я пишу песню, я считаю ее хорошей, но у меня всегда есть сомнение, что публика может ее не принять. Так же и с клипом, несмотря ни на что, я считаю его красивым... В нашем клипе речь идет исключительно о спорте. Спорт был всегда важной частью моей жизни. А в тогдашней ГДР он имел вообще колоссальное значение. Могу сказать точно: в следующий раз, на всякий случай, мы будем аккуратнее при съемках клипов
".

Поднятая прессой новая волна обвинений весьма угнетала участников группы. Теперь уже ни одна статья или интервью не обходилось без того, чтобы этот вопрос не был там поднят. Тилль, в ответ на обвинения журналистов в том, что ультра-правые частенько с удовольствием посещают концерты группы, говорил: "...люди сначала должны все хорошо обдумать и посмотреть дальше того, что они хотят увидеть, прежде чем выносить приговор. Во время футбольного матча, что является всего лишь игрой, всегда найдется 20 хулиганов, из-за которых весь шум и гам. И это черной тенью ложится на весь мир спорта. В чем виноваты футболисты и зрители, если пара безмозглых пытается все смешать с грязью? То же самое и с музыкой. Мы не можем контролировать, кто приходит к нам на концерты. Нет еще такого "удостоверения личности", в котором бы стояло, что кто-то является "правым". Если бы это было возможно, то на все сто процентов эти люди не попали бы на концерт. Но сегодня по кому-либо трудно определить это, фэны EBM (electro body music) выглядят частично как "бритоголовые" и наоборот"

Ярлык был уже приклеен, и никакие объяснения не помогали: "Сегодня фашистом объявляют каждого поп-музыканта, который поет по-немецки или предпочитает более тяжелое и жесткое звучание. То, что происходит в настоящий момент, просто невероятно. Манипуляции средств массовой информации способствует разжиганию страстей. Например, несколько месяцев тому назад MTV сфабриковало репортаж о нашем турне, в котором фрагменты нашего интервью были вырваны из контекста и смонтированы таким образом, что каждый человек неминуемо должен был прийти к выводу, что мы - националисты. Все незнакомое немецкие журналисты разносят в пух и прах. Порой в собственной стране мы кажемся себе чужестранцами. Повторяю еще раз: мы - немцы, мы поем по-немецки, мы ощущаем себя немцами. Уже одно это обстоятельство связывает нас со страной. И то, что она в течение 12 лет находилась в погубивших ее руках - это плохо. Колесо истории нельзя повернуть вспять. Но была и другая Германия - Германия 20-х годов, когда творили Брехт и Вайль. Кстати, именно в тот период я больше всего хотел бы жить в Германии, потому что это было увлекательное, захватывающие время. К сожалению, такие десятилетия многие, особенно представители средств массовой информации, легко забывают. По-видимому, люди обладают способностью запоминать только плохое".

Вспоминая, откровенно говоря, "не простые" отношения группы с MTV, стоит упомянуть еще одну историю, наделавшую в прессе много шума. В свое время продюсер MTV Бернард Ратьен неоднократно снимал с эфира клипы группы, ссылаясь на их фашистское содержание, и каждый раз сопровождал это своими ехидными комментариями в эфире. Rammstein решили отомстить ему весьма своеобразно. На одном из фестивалей ничего не подозревающего продюсера позвали за кулисы, где он был мгновенно прикручен к стулу скотчем. После чего раммштайновцы поместили ему между ног дымовую шашку, подожгли фитиль и перевернули стул. Сами же, как ни в чем не бывало, пошли на сцену. Через некоторое время беднягу, перепачканного красной сажей с ног до головы, отыскали и освободили коллеги.

Оскорбленный продюсер пригрозил хулиганам судебным разбирательством, но дело удалось как-то замять. Пожалуй, самое для нас удивительное, что, в конце года на ежегодной церемонии вручения наград MTV группа, тем не менее, получила свою заслуженную награду в категории "Лучшее концертное шоу".

Эпатажные выступления

В сентябре 1998 Rammstein снова отправились в Америку и начали многомесячный тур, состоявший более чем из 30 концертов. Возвратившись в ноябре домой, в Берлин, музыканты заперлись в студии и приступили к записи нового студийного альбома. Рихард Круспе: "Это важно, конечно, что мы коллективно "шлифуем" песни, но бывают проблемы: одни говорят, что надо оставить так! А другие - переделать! Чаще мы работаем слаженно, как спортивная команда, но я абсолютно не радуюсь, когда мы вместе работаем, потому, что я люблю работать один. И потому, что у меня всегда в голове, что я должен оставить, а что переделать. Это проблема: тут я не могу работать. И это как мания - я должен, самое малое, 2 часа в день играть на инструменте для себя. В противном случае я не успокоюсь. Как-то я поймал себя на том, что часто бывают ситуации, когда лучше работаешь в плохом настроении, когда тебя переполняет горе и боль. Я пытался работать в хорошем настроении, но по большому счету у меня ничего не получалось. Вероятно такова судьба музыкантов - черпать вдохновение в горе. Так что в хорошем настроении писать невозможно!"

Раммштайновцы стали задумываться над тем, какой же будет третья пластинка. Стоит ли углубиться в электронную музыку? Рихард: "Я пишу что-то и, несомненно, это скучно для многих. Сейчас все обычно делают акценты на музыку т.к. хотят развиваться, быть модными и ведущими. Я нашел пару хороших электронных дисков. Но ведь мы добавили совсем чуть-чуть электроники, и это стало тоже модно, свежо! Можно только со временем узнать, что выйдет из той или иной группы, как она будет развиваться, заранее это предугадать невозможно. Мы никогда себя не жалели, выкладывались полностью. Когда мы пишем песню, мы не задумываемся над тем, будет ли она хитом или нет. Мы просто пишем то, что нравится нам всем. А забегать вперед, все продумывать, разве это правильно?"

В апреле следующего, 1999 года, группа покоряла Южную Америку, выступив в Аргентине, Чили, Бразилии и Мексике. В этой связи интересен тот факт, что на 11 апреля был изначально намечен и объявлен концерт в Санкт-Петербурге в спорткомплексе "Юбилейный". Однако вскоре концерт был отменен.

Что сыграло в этом решающую роль - нежелание организаторов совмещать на одной неделе немецких индустриальщиков из Rammstein с английскими киберпанками из "Prodigy" или политические интриги (разгар войны в Югославии и обострение отношений с Западом) - так и осталось загадкой. Но главное, что в итоге группа отправилась покорять эмоциональных и любвеобильных южноамериканцев.

В июне Rammstein вновь возвратились в США. Очередной американо-канадский тур начался своеобразно, как говорится, под нехорошей звездой. Началось все с того, что на одном из первых концертов Христиан выпал из лодки (во время исполнения композиции "Seemann") и получил довольно серьезную рану на голове. Затем Тилль, при попытке встать на платформу, споткнулся и тоже сильно поранился. Потом в песне "Weisses Fleisch" Тилль должен был прыгнуть на сцену, прыгнул и вывихнул себе колено.

Этот тур был ознаменован и весьма забавным событием. Участники Rammstein были, что называется, "не поняты" полицейскими американского городка Уочестер и, в результате, целую ночь провели в полицейском участке. Сами пострадавшие заявили, что вообще не понимают, почему полиция так рассердилась. "Мы очень любим делать на концертах что-нибудь непредсказуемое, - сказал Тилль, один из виновников происшедшего, - Вот и на этот раз хотели просто сделать что-нибудь неожиданное, а нас почему-то не поняли". Неожиданность заключалась в том, что в самый разгар действия Христиан и Тилль изобразили на сцене анальный секс. Вполне возможно, что в Европе эта шалость была бы признана даже хорошим тоном, но в штате Массачусетс власти к подобным творческим экспериментам оказались абсолютно не готовы. Правда, больших неприятностей они все же не получили... Музыкантам не стали отключать электричество и дали доиграть концерт до конца.

Однако сразу после концерта Тилля Линдеманна и Христиана Лоренца отвели в участок, предъявив обвинение в аморальном поведении. Вот как затем описал происшедшее Христиан Лоренц: "Я увидел около 10 полицейских, которые ходили за кулисами и искали нас. Их по-всякому просили, чтобы нас не забирали, был ужасный скандал, но нас все равно грубо скрутили и повезли в участок, причем все это сопровождалось отборными ругательствами с намеками на нашу с Тиллем ориентацию. Самое невообразимое то, что нас называли извращенцами, а потом заставили мыться в одной ванне, да еще под надзором нескольких полицейских! Кто после этого извращенец? Потом, дав нам кое-как одеться, на нас нацепили наручники, запихали в машину для перевозки бродячих собак и повезли в тюрьму. Какое-то время мы сидели почти голые на ледяных нарах, лишь позже открылась дверь, и охранник кинул нам нашу одежду и личные вещи. Затем к нам подселили другую группу заключенных: они были пьяны или даже под наркотой, устроили адский шум, орали, бились о стены и стонали. Такое в кошмарном сне не приснится. В камере был очень яркий свет, и мы даже не знали, сколько времени мы здесь. Мы позже узнали, что нам повезло, если это можно назвать везением, что мы не получили казенную одежду, т.к. люди в одежде ждут решения судьи в тюрьме около месяца. Мы не могли этого допустить, ведь на следующий день у нас должен был быть очередной концерт! Наш адвокат добился того, чтобы нас отпустили под залог, и мы наконец-то смогли покинуть "гостеприимный" Уочестер. Судья потребовал 10.000 долларов за "мир", как он сказал. В общем, мы прилетели в Канаду на три дня позже..." Спустя несколько дней Федеральный суд города Уочестер вынес Тиллю и Христиану приговор: 6 месяцев заключения условно.

В октябре, спустя год после последних выступлений на родине, группа начала новый тур по Германии под общим названием "Свободный огонь". Сценическое шоу на этот раз было дополнено новыми номерами. Например, в песне "Buck dich" внезапно гас свет на сцене, и в огромном зале устанавливалась полная тишина, которая сменялась диким ударным соло из динамиков. Через мгновение на сцене загорались двухметровые костры. В полном оцепенении зрители созерцали на сцене нечто вроде боксерского ринга.

На плечах шестерых парней выносилась платформа, на которой стояли Тилль и Христиан. Тилль вставал на четвереньки, его спина пылала огнем, а Христиан, зло ухмыляясь, начинал жарить сосиски на горящей спине Тилля и раздавать их затем фэнам.

Этот трюк с грилем был кульминацией нового 100-минутного шоу группы Rammstein. Шоу начиналось так: в течение 10 секунд на сцене появлялись один за другим Пауль, Рихард, Оливер, Христиан и Шнайдер. Тилль появлялся последним в столбе дыма. В своей невообразимой куртке с серебряными штанами и поясом он выглядел как герой из "Звездных войн". Во время припева 1-ой песни взрывался барабан Шнайдера. В песне "Bestrafe mich" (Накажи меня) у фэнов вырывался истерический крик, когда Тилль снимал с себя одежду оставаясь лишь в белом костюмчике тореро: узкие короткие брючки и жакет, которые сшила сестра Христофа. Жакет падал, когда Тилль беспощадно бил себя плеткой.

В песне "Du hast" весь зал, вместе с Тиллем кричал "Nein!", а в центре сцены взрывалась огромная хлопушка, из которой сыпался блестящий дождь искр, засыпающий всю сцену. Песня "Eifersucht" (Ревность) вызывала настоящие "извержения вулкана". Везде по сцене поднимались огромные огненные шары, искры от которых достигали самых дальних уголков зала. Хит "Engel" окончательно превращал сцену в преисподнюю: дым клубился, потоки лавы перетекали через сцену, когда Тилль с ярко красным лучом из лазерных очков разглядывал своих зрителей. В "Du reichst so gut" Тилль стрелял ракетами из огромного лука, которые через несколько секунд взрывались под потолком зала. Дождь искр сыпался на ошеломленных зрителей, которые и не пытались от них укрыться.......

29 октября 1999 года в личной жизни одного из участников группы случилось знаменательное событие. Рихард Круспе в этот день женился на нью-йоркской актрисе и фотомодели Карен Бернштайн. Карен известна по главной роли в фильме "Business for Pleasure" (Бизнес для наслаждения) 1996-го года, а так же по фильмам "Waxwork-2 Lost in Time" (Потерянные во времени) и "Who is The Man" (Кто этот мужчина?)

Сам факт этой свадьбы многих весьма удивил, учитывая приписываемое участникам группы женоненавистничество. Еще один удар по обвинениям в фашистских идеях был нанесен тем, что Круспе взял фамилию своей жены, а церемония бракосочетания проводилась по иудейскому обряду женщиной-раввином. С будущей женой Рихарда познакомил их продюсер в июне того же года, после выступления группы в Нью-Йорке. Свадьба проходила на Лонг-Айленде (Нью-Йорк) на берегу океана. Фоном к церемонии бракосочетания была гитарная композиция, написанная самим Рихардом специально к этому событию. 1999-ый год для группы был ознаменован еще одним приятным событием. Уже обкатанная на концертах композиция "Du hast" была использована братьями-кинорежиссерами Энди и Ларри Вачовски в саундтреке к нашумевшему потом фильму "The Matrix" (Матрица).

Новый век

С января 2000 года группа окончательно прекратила свою концертную деятельность, уделив все внимание работе над новым студийным альбомом. Запись на этот раз проходила на юге Франции. Студия находилась в подвале того же дома, где жили музыканты. С поклонниками ребята продолжали общаться лишь с помощью интернета, публикуя на своих сайтах забавные истории из своей жизни, и дневники, описывающие все происходящие с ними события. Почитав их, становилось ясно, что ребята весело проводят время, постоянно подкалывая друг друга, а так же то, что именно из-за подобного веселья, альбом придется ждать еще долго.

Тем не менее, 16 апреля, на официальном сайте группы (www.rammstein.de/com) их фанаты смогли прослушать и отобрать некоторые песни для нового альбома. Кажется, акция удалась и группа намерена продолжать подобную практику дальше. Первое появление группы Rammstein на публике после долгого перерыва состоялось в Японии в конце июля 2000 года на фестивале "Фуджи-Рок". Свой же полноценный гастрольный тур группа начала с середины января 2001 г. концертами в Новой Зеландии, Австралии и Японии.

Третий альбом

Новый альбом под названием "Mutter" (Мать) появился в апреле 2001 г. Разумеется, он повторил успех ранних альбомов группы, тиражи которых уже в то время перевалили за 2 миллиона копий. В феврале 2001 года состоялась премьера дебютного сингла "Sonne" с этого альбома, за ним последовали не менее ударные боевики "Links 234" и "Ich Will", а 17 ноября группа выступила в московском дворце спорта "Лужники" с концертом, приуроченным к первой годовщине выхода радио-ULTRA в эфир, причем все билеты на шоу были распроданы едва ли не за два месяца до дебютного визита Rammstein в Россию.

Во второй раз группа хотела выступить в Москве в июне 2002 года, на гораздо более вместительном аэродроме в Тушино. Однако из-за предшествовавших концерту бесчинств футбольных фанатов, вылившихся в настоящие погромы на Манежной площади, концерт был отменен, т.к. власти опасались повторения беспорядков. Вместо этого группа дала закрытый концерт, организованный в частном порядке в одном из московских клубов. После этого группа выступила в эфире радио-Ультра и отправились в Петербург, где провели второй из запланированных концертов.

После тура в поддержку альбома Mutter, группа ослабила напряжение концертных выступлений, перейдя на более щадящий график. Для многих раммштайновцев было слишком много концертных туров в течение первых трех лет второго тысячелетия. Это стало проблемой. У них теперь есть семьи, дети, а так как они постоянно были в разъездах, то не могли проводить с ними достаточно времени, поэтому и пришлось сократить концертные выступления. После семи лет в Раммштайн, им понадобилась маленькая пауза.

Альбом "Reise, Reise, Rosenrot"

В начале 2004 года появилась достоверная информация о скором выходе нового альбома. Через несколько месяцев после этого вышли синглы «Mein Teil» и «Amerika». И, наконец, в начале осени был выпущен четвёртый альбом, названный Reise, Reise, который очень отличается от стилистики прошлых альбомов группы, что, однако, не помешало ему стать платиновым. Альбом немедленно был сопровождён туром, в ходе которого выходит сингл с альбома — «Ohne dich». Во время Reise, Reise Tour шоу лишилось многих спецэффектов (пластиковый фаллос, горящий плащ), но взамен приобрело новые.

В начале 2005 года последовал тур вместе с группой Apocalyptica, после чего вышел сингл «Keine Lust» и клип к нему. В сентябре выпускается клип, а затем и сингл «Benzin», одноимённая песня с которого войдёт на следующий, пятый альбом группы. В следующем месяце выходит сам альбом, получивший название «Rosenrot», который содержал 7 старых треков, не вошедших в прошлый альбом, и 4 новые композиции. В декабре последовал сингл «Rosenrot». В 2006 году вышел концертный DVD Völkerball, запланированный ещё на 2004-й, но вышедший позднее. Диск получил в основном положительные отзывы.

Liebe ist für alle da

В 2008 году после трёхлетнего перерыва стало известно о том, что группа записывает новый альбом. 18 сентября 2009 года вышел первый сингл с нового альбома — «Pussy», а в середине декабря — клип «Ich tu dir weh». Сам альбом Liebe ist für alle da (рус. «Любовь существует для всех») был выпущен 16 октября. 23 апреля 2010 года состоялась премьера клипа «Haifisch». Альбом выпускался на двух дисках — в первом диске находился собственно альбом, на втором — дополнительные пять песен, записанные во время работы над альбомом. Видеоклип на песню Pussy стал очень скандальным: на протяжении почти всего клипа присутствуют порновставки, демонстрирующие половые акты с участием всех музыкантов группы. Как рассказали впоследствии участники группы, это были дублёры. Видео было запрещено к показу по телевидению.

21 декабря 2009 года вышел клип на песню «Ich tu dir weh». Режиссёром был Йонас Акерлунд. Rammstein подверглись критике со стороны государственного комитета по контролю СМИ на предмет опасного для молодёжи содержания (нем. Bundesprüfstelle für jugendgefährdende Medien). Этот комитет объявил песню «Ich tu dir weh» восхваливающей насилие и садомазохизм. Кроме того, одна из фотографий внутри буклета изображает Рихарда, готового ударить обнажённую женщину, что также рассматривается комитетом как неприемлемое для распространения среди молодёжи оформление диска. 16 ноября группа выпустила новую версию диска без спорной песни и фотографии. 23 апреля 2010 года состоялась премьера видео «Haifisch».

26 февраля, 28 февраля и 1 марта 2010 года состоялись российские концерты группы в поддержку этого альбома, а 7 марта впервые прошёл концерт в Минске. Это шоу стало самым скандальным концертным мероприятием в истории Белоруссии. Сначала совет ветеранов, а затем совет по нравственности, состоящий из церковных деятелей и членов союза писателей, призвали правительство страны к отмене концерта, обвинив команду «неприкрытой пропагандой гомосексуализма, садомазохизма и других извращений, жестокости, насилия и непристойной брани» и заявив, что Rammstein угрожают «белорусской государственности». Тем не менее концерт состоялся при полном аншлаге, собрав рекордное количество посетителей: более 11 000 человек. 9 марта 2010 группа впервые посетила Киев. Первый концерт на Украине собрал возле сцены около 10 000 человек.

С 3 по 6 июня 2010 года группа выступила на фестивале Rock Am Ring. Rammstein дали согласие на трансляцию 7 песен — Rammlied, B********, Ich Tu Dir Weh, Pussy, Sonne, Haifisch и Ich Will. Но две песни были вырезаны из эфира, это песни «B********» и «Pussy», их выступление можно посмотреть на YouTube. 18 июля группа выступила в Квебеке на летнем фестивале. После летних фестивалей в конце 2010 года группа выступила в Латинской Америке и дала один концерт в США, а в начале 2011 года в Австралии, Новой Зеландии (в рамках фестиваля Big Day Out) и впервые в ЮАР. C 5 по 31 мая Rammstein совершили турне по Северной Америке, дав 6 концертов в США, 3 в Канаде и 4 в Мексике.

Made in Germany 1995–2011

11 июня 2011 года в сети появилась демо-версия песни «Mein Land», а ещё через несколько дней группа объявила, что 6 ноября планирует отправиться в тур, во время которого будут исполняться лучшие песни коллектива с момента основания. Также было сказано, что осенью будет выпущен новый сингл и клип, а затем и сборник лучших песен.

Сингл «Mein Land» и клип на эту песню вышли 11 ноября 2011 года (в Германии, Австрии и Швейцарии). Мировая премьера состоялась 14 ноября. Также сингл содержит новую песню «Vergiss uns Nicht». Сборник Made in Germany 1995–2011 был выпущен 2 декабря.

22 марта 2012 года на ECHO Awards в Берлине группа выступила на одной сцене с Мэрилином Мэнсоном, исполнив его хит «The Beautiful People».

Gert Hof, директор группы:
Подобно линейному крейсеру Аврора.


Где-то в декабре 1995, в празднично-украшенной музыкальной секции большого берлинского универмага, мое внимание привлекло оформление одного диска. Шесть молодых парней с обнаженными, блестящими торсами на фоне огромной хризантемы - это было невероятно, я никогда не видел ничего подобного. Тщательно прорисованная обложка напомнила о старых восточногерманских коллажах: страстные, честолюбивые, уязвимые и смущающие. Это, в свою очередь, вызывало странную ассоциацию: цветы для геев. Как оказалось, это был первый альбом Rammstein - "Herzeleid". И только позднее я, наконец, услышал их музыку.

Музыка навеяла воспоминания о всесокрушающей силе, о новом начале, о поэзии Фридлиха Рюкерта, одного из наиболее очаровательных и трагических лириков эпохи немецкого романтизма.

Затем я познакомился с Тиллем, Паулем, Олли, Рихардом, Шнайдером, Флаке и Эму, менеджером группы. С этого момента стало понятно, что Rammstein - никакая не цветочная служба для веселого сообщества, но поистине гора динамита, залп новой эпохи, подобно линейному крейсеру Аврора в его дни. Мы решили работать вместе. С самого начала я знал, что музыка Rammstein должна сопровождаться монументальным перформансом и освещением. Я выбрал огромные, одноцветные полосы освещения, превратив белый цвет в бренд группы. Наш первый большой концерт был 1996 году на Берлинской Арене, он назывался "100 лет Rammstein" и прошел перед 7 тысячами зрителей. Для меня, как директора группы, работать с Rammstein всегда было и есть большим вызовом. В течение шести лет нашего сотрудничества это стало частью моей личности и творчества.

Rammstein - произведение искусства, совместившее различные жанры: музыку, театр, пиротехнику и освещение. Только так они могут быть поняты и узнаны. На живых концертах группа всегда находится в диалоге с залом. В этом диалоге - честная открытость, эмоции, опасения, желания, надежды и табу ясно сформулированы без всякого компромисса. В течение последних семи лет аудитория принимала и приветствовала этот диалог в концертных залах и аренах по всему миру. Без сомнения, абсолютным пиком нашей работы был живой концерт "Live aus Berlin", прошедший в 1998 году в берлинском Wuhlheide перед 40 тысячами зрителей. Обаяние, источаемое Rammstein, было испытано людьми всех профессий и возрастов. Rammstein и объединяет и разделяет зрителей. По моему мнению, наиболее благородное достижение в искусстве - это делить аудиторию и провоцировать людей на критическую оценку. В этом Rammstein достиг высот.

Rammstein - результат опыта борьбы и сопротивления в истории ГДР. В музыке Rammstein все одновременно и прямо высказано и незримо, все олицетворяет сражения, желания, опасения, отражает моменты одиночества, тишины и отчаяния - ничто не объясняется, но каждый понимает высказанные чувства. Это поиск, желание, опасение, одиночество, храбрость, трусость, предательство, мечты. Rammstein отвергает любые попытки объяснения или интерпретации своей музыки, оставаясь при этом кратким и искренним. Возможно, единственный путь действительно понять Rammstein состоит в том, чтобы сравнить их опыт со своим собственным, позволив двум мирам свободно проникать друг в друга.

Rammstein ждут, что их зрители смогут повернуться к ним и понять их творчество и традицию. Идея этой книги в первую очередь состояла в том, чтобы документировать экстраординарное возвышение Rammstein. Я перебрал более 10 тысяч фотографий, один только концерт "Live aus Berlin" заслуживает отдельной книги. Окончательный вариант раскрывает историю группы Rammstein и ее развитие с ранних дней до альбома "Mutter". Лирика, напечатанная в этом издании - первые варианты или мысли о песнях, изданных позже. Высказывания членов группы взяты мной из наших разговоров, которые я старался записывать и потом редактировал. Моя особая благодарность Тиллю, Паулю, Олли, Рихарду, Шнайдеру, Флаке - музыкантам Rammstein и Эму, их менеджеру, за доверие, помощь и прекрасную совместную работу.

Gert Hof Berlin, July 2001

Richard Kruspe, гитарист:
Rammstein - это катастрофа.


Все началось на севере ГДР, в моем родном городе Шверине. Городок задыхался от скуки, выбирать было не из чего, и вскоре я просто не мог свободно дышать. Я понял, что лишь очень немногие люди делают музыку от души, но мне хотелось работать именно с ними, организовывать и вдохновлять их. От местной музыки меня начинало тошнить. В 1988 году я уехал в Берлин и отвел там душу. Я жил на заднем дворе маленького домика на Lychener Strasse и занимался музыкой целый день. Те дни были омрачены падением железного занавеса, это было время, когда революция, наконец, достигла улиц. Как-то, в сентябре 1989-го, случайно или нет, я забился в одну из демонстраций. Внезапно меня окружила связка полицейских, и я оказался в их грузовике.

В участке меня держали три дня, в течение шести часов я должен был стоять у стены, и всякий раз, когда я двигался, меня били. Я не имел к демонстрации никакого отношения, в самом деле, но полицию это, очевидно, не заботило. После тех трех дней я был так разбит и сломан, что я сказал себе: достаточно. Прежде я никогда не развивал в себе идеи о побеге из ГДР, но тогда я понял - я должен уехать, я должен уйти отсюда. Так что я убежал сквозь зеленую границу между Венгрией и Австрией. Скитания забросили меня в Западный Берлин, но я все еще не чувствовал, что я на верном пути.

И вскоре я понял, что ошибался, ища поддержку вне себя, в моем окружении, - на самом деле мне нужно было черпать энергию в самом себе. Но одно - обнаружить в себе источник силы, и другое - по-настоящему получать из него энергию для творчества. Часто я сам себе мешал. Нужно уметь сосредотачиваться на материале, который действительно значим, на том, что действительно хорошо. Я окончательно понял, что мое призвание - сплачивать и мотивировать людей. Вот, собственно, как я решил создать свою собственную группу в 1993 году.

В музыкальном смысле я находился в те дни под сильным влиянием Америки. Думаю, из-за этого мне поначалу не удавалось выкристаллизовать свой собственный стиль. Уверен, что это закономерная стадия, через которую надо пройти. Со временем достигаешь поворотного момента, когда количество внезапно преобразуется в новый вид качества. До этого времени я все еще музыкально развивался. Мы тогда экспериментировали с разными группами и выпустили несколько демо-версий. В это время мать моего ребенка оставила меня, и это стало для меня первым настоящим несчастьем. Я всегда хотел быть частью успешной группы, но тут стремление к успеху полностью захватило меня. Моя цель была ясна и незыблема, но дорога к ней, "усилия роста", были для меня самой большой проблемой. Похоже, я сам себя притормаживал собственными завышенными ожиданиями.

Потом исчезла стена, и после года в Западном Берлине я присоединился к Тиллю в Шверине. У Тилля было небольшое производство по плетению корзин. И он постоянно пел. Часто я стоял в дверном проеме, слушая его и размышляя "ну ничего себе, мощный голос". Однажды я записал его, просто так, без причины. Две-три недели спустя я позвонил и спросил его, не хочет ли он заняться пением, пусть он хотя бы попытается. Потребовалось долгое время, чтобы убедить его. Он перебрался в Берлин. Но, находясь на пробах, он терял способность что-либо выдавить изо рта. Тогда он хватал бутылку Korn [немецкий вариант водки] быстро осушал ее, и после этого мог управляться с двумя словами: "да" и "нет".

Все это время мною владела Америка, я отчаянно хотел рвануть в эту далекую страну, где все, что угодно, было возможным. Это был не только мой большой интерес к Американской музыке, это была моя тоска по обаянию нового, иностранного мира. После жизни за стеной в ГДР, Америка стала для меня воплощением свободы. Тогда все мы - Тиль, Олли и я - полетели в Америку в самый первый раз. Там я понял насколько важно искать собственную самобытность, найти ее, понять и держаться ее. Неважно, что ты делаешь или где находишься - важно все время держаться правильного пути. Следуйте за своей тоской, потому что она - истинная движущая сила жизни. Я обнаружил, как невероятно важно быть окруженным правильными людьми. И мне стало ясно, что музыка, которую я делал прежде, не имела никакого отношения ко мне. Так я возвратился в Германию с идеей проекта, связанного с немецкой музыкой. Я хотел совместить машины и гитары, тяжелые гитары. Это стало моей основной идеей.

Я жил с Олли и Шнайдером, которых знал еще по группе "Die Firma". Мы втроем работали над этим проектом. Но скоро я заметил, как трудно одновременно сочинять музыку и тексты. Нужно было принимать какое-то решение.

В это время в Берлине проходил конкурс для молодых, неопытных групп, главный приз которого - неделя в профессиональной студии. Демо-запись, которую мы должны были предоставить, записывалась у меня дома. К сожалению, у нас был только четырехдорожечный магнитофон и маленькая барабанная установка. Тилль, который приходил преимущественно поздно вечером, был вынужден петь под толстым одеялом, потому что нам нельзя было слишком шуметь. Мы принесли демо-запись и немедленно победили. Но нас еще было четверо - Тилль, Шнайдер, Олли и я.

Пятым стал Пауль, который как раз заинтересовался нашей музыкой. Он был любопытен и спрашивал нас: "Что вы там делаете?", поскольку был знаком с нами всеми. Мы пригласили его прийти на прослушивание. Пауль - очень открытый парень, он и его характер - полная моя противоположность. Я решил, что очень важно соединить разных людей с разными характерами, потому что это единственный путь развития творческого потенциала. Именно поэтому его присоединение к нам было хорошей идеей. Для задуманного "машинного" звука нам теперь не хватало только клавишника. Шестой, Флаке, долгое время до нас скромно играл в разных группах. Как только мы собрались все вместе, Тилль, Олли, Шнайдер, Пауль, Флаке и я, мы стали тесным сообществом, некоторого рода бригадой.

Что интересно, в то время все из нас испортили отношения с близкими. У каждого были проблемы со своими подругами, все были в одинаковом положении и могли понять чувства другого. Это давало нам колоссальную энергию, готовую вылиться во что-то. Все мы знали, что вместе нам хватит сил, чтобы изменить мир. Мы никогда не думали всерьез о контрактах или успехе, мы просто хотели быть вместе и делать Музыку. Музыку, которую можем сделать только мы, и которая будет радикально отличаться от всего остального. Это было ощущение огромной мощи, подавляющей меня, я никогда не ощущал ничего подобного! Тогда мы долго занимались, - то в Шверине, то в Берлине. Мы проводили почти все дни вместе.

В начале все было прекрасно. Ну хорошо, проблемы были. У меня с Паулем, например - внезапно в группе появился второй гитарист. Для меня это было абсолютно в новинку - играть со вторым гитаристом, прежде у меня не было подобного опыта. Были жесткие поединки. Они до сих пор еще случаются - эти конфронтации в пределах группы, и это высвобождает наш коллективный творческий потенциал. Rammstein - только тогда Rammstein, когда каждый из нас часть его, независимо от того, большой или малый вклад он внес. Неважно, кому приходит музыкальная идея, он может и должен ее предъявить. Это - очень здорово, и так и должно быть.

Все идеи должны пройти через этакий Rammstein-фильтр, прежде чем они действительно станут частью Rammstein. Все решения, которые мы принимали не в унисон, оказывались плохими. Именно поэтому я действительно верю в эту коллективную силу Rammstein, направляемую шестью людьми.

Я считаю, что судьба сыграла свою роль в рождении имени группы. Не было такого, чтобы мы специально сели и сказали "давайте придумаем какое-нибудь провокационное имя". Я верю, что все, что должно было совпасть - совпало, придав нам нужные силы и храбрость для создания проекта Rammstein. Я также думаю, что даже тот, кто никогда не слышал о катастрофе самолета в RAMSTEIN, все же заметит мощную фонетическую волну слова. В слове Rammstein содержится первобытная сила, в нем выражено само отношение к жизни. Думаю, это многие подсознательно ощущают. Rammstein - не подделка, не тот случай, когда "содержание указано на упаковке".

Rammstein - это катастрофа, и мир состоит из катастроф. Для меня это очень логично. Я всегда видел в этом что-то продуктивное, как-будто кто-то готов иметь дело с реальными катастрофами. В мире случаются катастрофы, это нормальное явление. Это может быть ураган или война, никто их не отменит. Именно поэтому Rammstein - требование, путь, отношение к жизни. В этом контексте журналисты часто спрашивают нас, почему мы используем подобную эстетику. Потому, что мы росли с ней! Когда долго жил на востоке, ежедневно сталкиваясь с реалиями социализма, потом вдруг замечаешь, что частицы тоталитарной эстетики ГДР продолжают существовать. Это эстетика, на которой мы выросли. И когда создаешь что-то новое, это всего лишь собственная биография, самый подлинный материал, к которому возвращаешься без самообмана. Центральный аспект Rammstein - наследие. На востоке искусство развивалось иначе, чем на западе. Искусство было инструментом для критики и вскрытия недостатков общества, коммерческий успех был вторичен, незначим, деньги не играли главную роль. Провокация была важнее, это шло изнутри. Основой искусства было связывание, артистическое исполнение и интерпретация разнообразных проблем. Этого многие все еще, кажется, не понимают. И это отражено в многочисленных неверных истолкованиях. Мы пытаемся противопоставить табуированные темы нашей музыке. Сценическое представление с костюмами, пиротехникой, светом и так далее, все это шоу, этот шедевр, часто неправильно понимается некоторыми журналистами.

Они забывают нашу биографию: мы росли в диктатуре, где искусство имело совсем другие функции, искусство было оружием. Rammstein может быть понят только в таком контексте. Прямота, простота и последовательность, - всегда были и останутся нашей основой. Простота из музыки, понимание из слов. Rammstein ищет контакта, и это наш ключ к успеху. Rammstein эмоционален и людям легко идентифицировать себя с ним. Явление Rammstein разделяет общество, эту проклятую группу нельзя просто игнорировать. Теперь, когда правит усредненность, люди благодарны, когда кто-то, все равно с помощью какого жанра искусства, смеет нарушить тепличные условия. Храбрость играет в этом главную роль, для этого нужно иметь собственный потенциал. А по течению может плыть любой идиот, в музыке ли, художественной литературе или каждодневной жизни.

Успех Rammstein был обусловлен новым чувством свободы. Не было какого-либо коммерческого или политического давления, не было цензуры, чтобы бороться против нас. Нам не нужно было думать о том, что позволено, а что нет, мы просто делали свое дело. Это - большое преимущество, которое когда-нибудь будет потеряно. Эту спонтанность и творческий потенциал нужно хранить в себе так долго, насколько это возможно. Наивность - категория эстетики, поскольку, в момент, когда разум берет верх над ней, начинают доминировать вычисления как в математике, и сам продукт становится вычисляемым, а это убивает подлинность. Продукт становится бесстрастным и скучным, он больше не содержит послания к зрителям.

После долгих поединков, неудачных проб, бесчисленных споров и бессонных ночей наша первая демо в 1995 году была, наконец, закончена. Эму, наш менеджер, организовал нам первую студийную запись. В этом году началась и работа над нашим дебютным альбомом. Труднее всего было вызвать интерес у звукозаписывающих компаний к неизвестной группе. После долгих изысканий нашелся Якоб Хелльнер, шведский производитель, который по сравнению с другими показался мне серьезным парнем. Я никогда не забуду выпуск нашего первого альбома. Мы жили в Стокгольме, у нас было две квартиры - одна в городе, а другая в предместьях. Мы сделали первые записи в Polarstudio, которая раньше была студией группы Abba. Вначале все было очень успешно и ново для нас. Мы хотели работать круглый день. Но затем возникла дисгармония, и все ее заметили.

Много спорили, каждый из нас хотел утвердиться. Речь шла о власти, компетенции и иерархии, это въелось в каждого из нас. Якоб хотел работать только с Тиллем, отстраняя его от нас - и в результате никто не работал вообще. Хаос крепчал. Это было самое сложно время в прежней карьере Rammstein. Это был наш первый диск, и он имел для нас, безусловно, жизненно важное значение, определялось и решалось наше будущее. Это было очень жесткое время. В конце концов мы просто остановили запись. Мы все вернулись в Берлин и задумались о том, что делать дальше. В конечном итоге мы смикшировали в Гамбурге весь альбом с новым звукоинженером, и после продолжительной борьбы "Herzeleid" был закончен.

С тех пор многое случилось - мы записали три диска в студии и выпустили один живой альбом. Наши альбомы вышли на статус золотых и платиновых и получили множество наград.

Чтобы набраться сил на будущее, я побывал недавно в Шверине, моем старом доме, где все начиналось. Там многие рассказывали мне, что ребенком я часто повторял: "Я буду рок-звездой". Они тогда думали, что я плету чепуху. Но я никогда не прекращал верить в это, а верить - это самая важная вещь. Просто как-будто заранее знаешь, что в жизни будешь играть определенную роль. Получаешь какие-то знаки свыше и входишь в эту свою роль. В особенных людях взращиваются особенные мечты.

О мечте хочется грезить. Само мечтание должно многое сделать с мечтой. Когда приходишь к согласию с самим собой, в конце концов замечаешь, что это совсем уже и не мечта. Иногда важно просто позволить людям мечтать… хотя возможно это все совсем и не так, может быть все по-другому.

Christoph Schneider, ударник:
В чем проблема?


В начале была досада. Досаждать, отличаться от нормального, провоцировать всегда было нашей самой важной внутренней потребностью. Неважно - осознанно или нет. В прежней Восточной Германии все было очень просто: в принципе все были против системы, что-то ворчали, были недовольны, но мало кто осмеливался выносить это из своих четырех стен. Следовательно, быть в те дни группой андеграунда не составляло труда. Нужно было только высказывать неудовольствие, и все находили тебя замечательным. Так и было!

Наконец, когда стали постепенно развинчивать гайки, каждый из нас влился в более-менее оригинальную протестную рок-группу. Ну а народ Германии начал маршировать, когда все уже стало ясно и когда уже все сделали без него. Замечательная революция. Страна просто сдалась, вот как это было. Однако у нас не было больше очевидного врага. Было плохо. Мы бесцельно дрейфовали. И что теперь? На западе все для нас было труднее. Там люди уже все знают, они более или менее довольны, если имеют достаточно денег. Ничто не выводит их из себя, все они уже испытали. Как мы могли досадить окружающему их мирку? Как мы могли их развлечь? Чем ударить?

На Западе Германии музыка состоит, за небольшим исключением, из подражания Америке или Англии. Было несколько культовых групп вроде KRAFTWERK или CAN и еще пара - NWD и NEUBAUTEN, но все это скорее "вчерашнее". Сегодняшние электроинструменты достаточно интересны, но пробраться туда тридцатилетнему, делая вид, что всегда был там в роли диджея - не наш способ.

Предполагалось, что мы пойдем другим путем - "кесарю кесарево". В то время все говорили "рок мертв", но мы думали иначе. Четкий ритм и монотонные рифы, никаких бесконечных гитарных соло и уж точно никакого фальцета. Энергия искаженного звука электрогитары и сила ударов обыкновенного барабана пока еще никем не превзойдена. Это давало тот самый сплошной звук, который мы и хотели получить. Тексты эротомана и сильного лирика наполнили эту стену звука содержанием. Самая суть, поданная немногословно, но в сопровождении сильных жестов, искусным конферансье.

Идея Rammstein по существу состоит в оригинальности, в самовыражении и внушении досады. Неосознанно мы нашли правильный путь. Вспомни о том, что умеешь, не слушай других, не следуй за тенденциями. Rammstein - это развлекательный театр кошмара. Мы радуемся, когда люди поражены и женщины находят нас классными. Rammstein провоцирует музыкально, лирично и визуально. Да только одно название само по себе провоцирует! Провокация без цели, провокация ради ее самой. Удовольствие от эффекта и реакции. Безграничное преувеличение. Никаких пояснений. Слушатель интерпретирует сам. И таких интерпретаций много - интеллектуал видит смысл в том, что мы делаем, ну а музыкант с трудом может оценить только само действие.

Rammstein, без сомнения, - чисто немецкая группа. Мы используем родной язык, ритм маршевой музыки, сочиненной с присущей нам, немцам, аккуратностью и точностью, тексты с тщательным подбором слов, мы позируем на сцене как бойцовые петухи, ценим симметрию и все прямое и прямоугольное, носим короткие стрижки и произносим грохочущее "р". Наконец, мы сами родом из Германии. Как должна звучать современная немецкая рок-группа завершающегося тысячелетия, не ориентирующаяся на международную музыкальную моду? Что можно сделать такого, чего не было прежде? Чего люди еще не видели? Вот в чем вопрос: как, чем и кого сегодня еще можно спровоцировать? Людей, боящихся Rammstein? Они же боятся изменений, неизвестности, конфликта, даже собственной креативности...

Rammstein - сила ненаправленного действия. Зритель ощущает энергию, но должен сам перевоплотить ее. Один примет это, другой из боязни почувствует, что на него нападают. Страх должен на чем-то основываться. Все это часто ведет к известному суждению о Rammstein. "Музыка правого крыла" - еще одно из самых умеренных высказываний. К сожалению, речь не столько о правом или левом, сколько о том, как быстрее подняться снизу доверху. Хороши ли для этого любые средства? Лучше всего получается то, что тысячи других уже успешно сделали или сказали, то есть то, что люди привыкли и желают слышать. Сегодняшние средства информации просто мастера в этом спорте. Деньги и оценки опережают содержание или значение. К счастью, в этом, по крайней мере, никто не виноват. Именно поэтому нужны такие группы, как Rammstein. Именно поэтому мы должны продолжать причинять неприятности обывателям!

Till Lindemann, вокал:
Старонемецкий язык - мое увлечение.


Герт Хоф: Как все начиналось в Rammstein?

Тилль: Как-то мне подарили старую барабанную установку, и я начал поигрывать на ударных. Мне хотелось бы стать музыкантом, однако я оказался абсолютно немузыкальным. Еще раньше я пытался играть на гитаре, но мне так и не хватило терпения ее по-настоящему освоить. А вот барабан меня не отверг, это уже было кое-что стоящее. Я постоянно стучал, и, как это обычно и бывало на Востоке, через четыре недели у меня уже была первая группа. В группе, где я играл на ударных, был полный бардак, и однажды мы остались без гитариста - то ли он постоянно болел, то ли его куда-то переманили. Время от времени нас выручал Рихард. Здесь он был единственным, с кем я был знаком еще со Шверина. Тогда в глаза бросалась его странная прическа: сзади длинный хвост, впереди все коротко и с обесцвеченными полосками, прямо как полосатая белка. Мы устроили наш первый маленький тур по десяти городам Востока, а Рихард с Паулем нас сопровождали для поддержки. На сцене мы сжигали старые автомобили и разбивали все вдребезги. В большом барабане моей ударной установки я держал несколько живых кур, что, конечно, не нравилось защитникам прав животных. Я всегда пел на бис, играя при этом на басу. И Шнайдер даже подумывал о соло-проекте - его и моем.

Герт Хоф: Как появляются твои тексты?
Тилль: Сначала берется музыка, а к ней уже создается текст. Мое увлечение - старонемецкий язык, он проникает прямо в сердце. Когда я слушаю современные песни, у меня не возникает никаких добрых чувств. Я думаю, текст должен срабатывать сам по себе, а если он сопровождается хорошей музыкой, то что может быть лучше?

Герт Хоф: Пресса часто упрекает вас в фашистской эстетике, что ты думаешь об этом?
Тилль: Мы пришли с Востока, где все это было табуировано. В ГДР многое просто умалчивалось. Цензура во всем, прежде всего, конечно, в политических темах. И вдруг стена рухнула. Теперь, я думаю, пришло время говорить обо всем, что было задавлено внутри. Так я и брался за все эти темы: насилие в семье, одиночество, кровосмешение и прочее. Эти темы, очень эмоциональные, накопили во мне много гнева. Я хотел говорить с людьми об этом, а песенная форма для этого оптимальна. Миллионы компакт-дисков, проданных нами, подтверждают, что существует большая потребность в обсуждении. Но некоторые журналисты вдруг решили, что наши музыка, тексты и шоу напоминают о "фашистской эстетике". Абсолютный маразм. Шоу - это сопровождение текстов и музыки. За наше первое большое шоу на Берлинской арене в 1996-м, где ты делал свет и сцену, посыпались те же самые упреки. Конечно, все было напыщенно, все залито белым светом, и это было им чуждо, они никогда не видели ничего подобного. И вот пресса написала: "фашистская эстетика".

Пресса просто не поняла, что это - род театра. То же случилось с твоим шоу у Берлинской колонны победы - ты вдруг стал Альбертом Шпером и Лени Рифеншталь в одном лице. С именем Рифеншталь у нас тоже были проблемы. Я высоко оцениваю искусство Рифеншталь, оно признано во всем мире. Фильм Лени "Олимпия" мне кажется очень интересным, но я при этом никакой не нацист.

Некоторые журналисты, как маленькие злые собачки, пытаются как-то подгадить, и это просто бесит.

Герт Хоф: Я показал видео Live aus Berlin всемирно известному греческому композитору и музыканту Микису Теодоракису, который уж точно не имеет ничего общего с фашистской эстетикой. Он был до того очарован и поражен твоим голосом, что предложил сделать совместную запись.
Тилль: Я очень рад этому и польщен. Он слушает не как немец, у которого проблемы со своими немецкими корнями, а как музыкант и потребитель. Если дойдет до проекта совместной записи с Теодоракисом, меня бы это очень порадовало. После этого никакая задница ничего мне не выскажет.

Paul Landers, гитарист:
Rammstein никогда не появился бы на Западе.


Я убежден, что все началось, когда Олли ушел из группы Inchtebokatables. И только из-за того, что Рихард сказал ему, что "мы вместе сделаем группу". Это было за полгода до основания Rammstein. Inchtebokatables были более-менее успешны на Востоке,- все-таки три-четыре тысячи зрителей на их концерты приходили. Все качали головами и спрашивали у Олли: "Не глупо ли?" Олли, собственно, вовсе не знал, что его ожидает, никто не знал этого.

Тогда Тилль жил еще в деревне, плел корзинки и при этом всегда пел. Флаке и я приезжали к нему на выходные отдохнуть. Мы постоянно слышали его напевающим, но никогда по-настоящему не задумывались, что Тилль действительно может петь. Рихард однажды решил просто проверить эту идейку. Ту, что со временем оказалась удачной. Шнайдер, Флаке и я как раз возвратились из Америки, где мы выступали с группой "Feeling B" на маленьких клубных концертах. Так или иначе, пребывание в Америке на кое-что повлияло, во всяком случае, мы начали экспериментировать с электронными инструментами. Флаке купил себе сэмплер AKAI со встроенным синтезатором, и мы вдвоем делали пробные записи с электроникой. Это было клевое чувство - играть вместе с машиной.

Независимо от нас Шнайдер, Рихард, Олли и Тилль начали делать пробники в Берлине. Первые попытки были на английском - в духе современного американского металла. Так они записали четыре трека и выиграли "сенатский" конкурс. Это значит, что они получили в свое распоряжение студию на целую неделю и могли записываться должным образом. К этому времени я уже к ним присоединился, хотя Шнайдер находил это глупым. Все из-за того, что я утомителен. Я действительно утомителен, но без огня и медных труб.

Так или иначе, все тексты были на английском, но когда пришел Флаке, он поставил условие: "Я участвую, только если все будет по-немецки". С Флаке наш состав был полностью укомплектован. Мы были объединены тем, что хотели вызывать эпатаж. Делать музыку, которая сердит и бьет. При этом она должна быть танцевальной и ритмичной. То, что мы стремились досадить, не имеет ничего общего с нашим происхождением. Все мы уже побывали в группах, в которых все шло гладко и хорошо. Но это просто скучно. Кроме того, Запад был уже здесь. Наши панк-группы на Западе были скорее смешны, чем опасны - там в то время панк уже был просто нелеп, там мы не могли эпатировать так же, как всюду на Востоке. Но Шнайдеру, Флаке и мне снова хотелось ударить, рассердить. Мы сделали это позже, с Rammstein. Вначале мы только тренировались и часами производили шум. Просто выпускали пар. Так громко и глубоко, как только могли. При этом уже появлялись первые мелодии с текстами. Например, "White flash" (англ. "Белая вспышка") превратилась в "Wei?es Fleisch" (нем. "Белая плоть").

Название Rammstein пошло от Шнайдера, Флаке и меня, нас троих. Просто сначала у нас была идея создания группы, которая называлась бы "Rammstein-Flugschau" ("Авиашоу Rammstein"). Из баловства имя пару раз засветилось и так и прицепилось, хоть некоторые из группы и находили его глупым. Теперь, конечно, они об этом и знать не хотят. Во всяком случае, имя просто приклеилось, как кличка. "Flugschau", естественно, звучало слишком длинным, но Rammstein нам нравился, это и к музыке тоже подходило.

Перед первым живым концертом некоторые говорили, что "лучше бы нам еще подождать и порепетировать, а уж потом круто выступить в Берлине перед тысячами людей". Другие говорили "съездим разок в деревню и там поиграем". Забавно, но в результате все решил случай. Брат Флаке, у которого была труппа комиков, остроумно копировавшая Helge Schneider & the Firefuckers, осведомился, не поедем ли мы с ними, и так стихийно мы направились в Лейпциг.

Там мы отыграли перед двенадцатью людьми, десять из которых были из группы, с которой мы приехали. На Тилле было одето двое солнечных очков друг над другом, и мы стояли совершенно бесстрашно, не зная, правда, наверняка, достаточно ли силен голос Тилля, и слышат ли его в зале. Тиль всегда поет низко, это все знают. Но, как ни странно, голос доминировал. Звукорежиссер был в абсолютном восторге и приговаривал: "Во дают, никогда ничего подобного не слышал". Мне это было странно, т.к. никогда еще звукорежиссер из другой группы не приходил и не говорил ничего в таком роде. Такой реакции я не ждал. Таков был первый концерт. Тогда мы еще носили одежду вроде той, в которой теперь появляется Металлика: белые рубашки, черные штаны, то есть в рабочем стиле, что, по-моему, здорово.

В то время у всех нас отношения с нашими женщинами были разрушены, мы были одиноки. И, как одиночки, имели достаточно времени музицировать. Все было готово для того, чтобы начать что-то новое. Каждое утро мы садились и завтракали. Один покупал мясной фарш, другой рогалики, и мы всегда завтракали этим фаршем и после этого занимались музыкой.

Я никогда не забуду первые концерты. Мы попытались привлечь внимание, но не ради самого внимания. Просто что-то подвигало нас. Я обозначил бы это как "сила Rammstein". Происходило вот что: в концертных залах было около сотни людей, при возможности вместить тысячу, оставалась еще масса места. Мы запускали туман в зал, выключали свет, я одевал рубашку с капюшоном, и в моих руках была канистра с бензином, заранее купленным на бензоколонке. И вот я, в тумане, скрытый капюшоном, появлялся между людей и осторожно выливал бензин. Когда все было готово, я делал знак сцене, и начиналась первая песня шоу. У Тилля в руках была маленькая ракета и он стрелял ею в самом начале песни точно между людей, так, чтобы бензин загорелся. Затем все шло своим чередом.

Это был наш обычай, и у людей просто улучшалось настроение. На концерте каждый скучает по хорошей группе, будь то какой-нибудь идиот из кабинки звукоинженеров или обычный слушатель. Все радуются, если они, наконец, увидели интересную группу, и все радуются, если происходит то, чего они не ожидали. И еще каждый рад, что ему удалось выжить в таком происшествии. Это такое хорошее чувство. Человек ищет активного действия и чего-нибудь безумного, и это то, что люди тогда получали от нашего шоу. Как-то был "торговый тур". Это когда играют в данном городе не публично, а делают закрытое выступление, на которое приглашены только городские оптовые и розничные продавцы дисков.

Нам говорили: "Не надо больше этого, с бензином". Но, когда наше действо запускалось, оказывалось, что мы просто должны делать это. Я не знаю почему. Во всяком случае, в один из вечеров мы снова это сделали, и глупейшим образом обожгли женщину из мюнхенского магазина дисков. Она была одета в нейлон. Он оплавился, она обожгла ноги и попала в больницу. Наша фирма звукозаписи была вынуждена оплатить ей отпуск. Нам снова сказали, что если мы завтра это повторим, то можем отправляться восвояси. Как ни странно, мы снова сделали это. Сейчас это звучит так, будто мы просто упрямились, но, собственно, иначе просто не выходило; мы просто должны были так делать.

Как-то дело дошло до памятной встречи представителей звукозаписи, когда они раз в год встречаются и вздрызг напиваются. Гостям там скучно, так как компании звукозаписи представляют друг другу свои новые проекты. Это ни одной сволочи не интересно. При этом мы должны были сопровождать эту вечеринку в маленьком трактире с тупой сценой, где все обшито деревянными панелями и все такое. Тилль и Флаке ездили верхом друг на друге вокруг бара с неоновой лампой и разбили ее вдребезги. Тут все загорелось, и наше настроение сразу улучшилось. От происходящего все обрадовались, даже эти жирные ленивые торговцы пластинками, которые с таким же успехом могли бы и машины продавать. Мы, кстати, часто замечаем, что неосознанно вскрываем подавленные эмоции в окружающих.

Нормальная западная группа ориентирована чисто по-коммерчески. Она хочет продавать диски, каждый хочет этого. Оппортунизм этих групп безжалостен, 95% из них делают то, что от них требуют, они приспособленцы. Мы же все явились из ГДР. Там совсем другая система ценностей. Поиск грани. Не ради провокации, а ради конфронтации. Это, я верю, особенно увлекательно. Провокация скучна. Она разоблачает себя слишком быстро и слишком искусственна. Для нас же были важны два вопроса: "что делают другие?" - мы не должны были это повторять - и "что другие делают неправильно?". Это была наша исходная позиция, относительно простая в постановке вопроса, но тяжелая в реализации.

Прежде чем все началось с Rammstein, мы все, собственно, были более или менее нормальны. Внезапно, же все группы, которые мы раньше знали, зазвучали для нас плохо. Это было так комично... Представляешь, что тебе переключили что-то в голове. Тебе остается только стать лучше других, если ты воспринимаешь принятое, привычное как плохое. Я сразу слышал неточности в существующей музыке. Я слышал плохие переходы, я видел плохой свет на сцене, слышал плохие звуки, я слышал плохой рефрен, я видел плохие шоу. Внезапно все вокруг стало плохим, и это почувствовали все мы. Вследствие этого возросло требование к собственному высокому качеству. Требование к самому себе нельзя привить искусственно, оно либо есть, либо его нет.

В противоположность другим группам, успех для нас был не самое важное. Мы хотели делать хорошую музыку. Мы больше не хотели музыки и текстов, которые доходят до большинства людей. Наверное, никто по-настоящему не любил ГДР, пока жил там. Это справедливо и для меня. Но когда я увидел внешний глянец Запада, то вскоре стал думать: "надо это порушить".

Я думаю, что Восток произвел больше индивидуальностей. У нас было больше трусов и больше мужественных, мы не воспроизводили среднюю массу как Запад. Восток - это более жизнеутверждающая система. Не такая холодная и мертвая. Восток - как пьяница. Он более оригинален, в нем больше жизни. Восток более реальный и коммуникативный, он грубее. Rammstein никогда не появился бы на западе.

Вот еще маленький и важный эпизод из нашей жизни, который очень типичен для нас. Мы придерживались двух линий. Во-первых, мы делали, полагаясь на старые связи, концерты в провинции, и, во-вторых, мы работали с компанией звукозаписи. Мы уже начали играть как группа в местечковых залах, одновременно ведя переговоры со звукозаписью. Однажды мы прибыли в одну деревню и застали тамошнего организатора, сидящим пьяным в ванне. Заказанное нами оборудование было в таком состоянии, что мы выпали в осадок. Мы подумали: "Нее, мы не выставим себя посмешищем с этим дискотечным снаряжением, мы не сделаем этого". Но организатор думал: "Раз группа здесь, значит они сыграют".

Обычно, все так и поступали, но в тот раз было не так. Правда, мы разделились во мнении: трое из нас хотели ехать домой сразу, а трое - остаться на ночлег. Обычное дело. Как бы то ни было, мы все-таки тогда уехали и сыграли в Берлинском клубе Knaak. Так мы и познакомились с нашим теперешним менеджером. Если бы не это, мы, вероятно, до сих пор играли бы по деревням. Таким образом, наша карьера двигалась, не смотря на то, что иногда мы делали то, что нельзя.

К примеру, были мы раз на MTV в Лондоне. Мы прибыли, и были встречены, как последняя задница. Мы выложили наши вещи и тотчас заимели проблемы из-за нашей пиротехники. Сначала сказали: "это можно использовать", а затем "без пиротехники". Мы сказали, что тогда съезжаем, нам ответили: "Пока". Мы заспорили между собой за и против отъезда. Мы договаривались, что мы сыграем две песни: первую как обычно, а во второй собирались немного газануть. Передача была в прямом эфире. Во всяком случае, мы заиграли - первая песня прошла на ОК, а на второй песне Тилль заложил несколько капсул с кровью в рот и выплюнул их. Они отрубили нас от эфира, прямо посреди песни, и пустили новости. С этого мы получили настоящий бойкот на лондонском MTV. Сейчас мы, тем не менее, снова на канале MTV - звучит хвастливо, но если имеешь силы к сопротивлению, в конечном результате это вознаградится.

Christian Lorenz (Flake), клавиши:
Концерт может быть очень длинным.


Медленно, но верно с годами сложилось так, что я был пьян на каждом концерте. Раньше это было нормально, поскольку мы играли только один или два раза в неделю. И после у меня было достаточно времени отдохнуть. Позже, когда туры стали длительнее, я пил, правда, меньше, но зато регулярнее. Собственно, я пил что-то каждый вечер, чтобы преодолеть предыдущее похмелье. И каждый вечер этого "что-то" было мне необходимо чуть больше. Качество моих выступлений слабело, но я не замечал этого, хорошо себя чувствуя после двух стаканов (вернее пластиковых стаканчиков). Когда я плавал по людям на надувной лодке, мне тоже требовалось приглушить страх. В этом помогал глоток текилы прямо перед выходом. Таким образом, мы однажды играли в Тюрингии. В зале было так жарко и влажно, что нам пришлось сушить мой сэмплер феном, иначе он не хотел работать. Мы взмокли и приходилось утолять жажду пивом, так как воду там не разливали.

Когда концерт закончился, мы решили праздновать дальше. Поехали на моей машине в соседнее село, чтобы найти, где продолжить вечеринку. Однако, ничего не найдя, просто припарковались на краю поля, поставили несколько свеч на капот и врубили автомобильное радио на полную громкость. Некоторые остались сидеть в машине, другие вышли болтать и танцевать. Выпивки было навалом и стало еще веселее. Спустя несколько часов мы вернулись в деревню, где организатор обеспечил нам ночлег. Тогда это было так принято. Однако мы только приблизительно знали местоположение дома, и что перед этим домом должна быть серая изгородь. Когда мы, наконец, прибыли, мы обнаружили, что дверь заперта.

Я открыл окно, стянул ботинки и влез с помощью Тилля в комнату. Затем я нашел путь к запертой двери, открыл ее, и остальные смогли войти в дом. В доме мы поняли, что все комнаты заняты, и были разочарованы тем, что все так нехорошо для нас подготовлено. Наконец, мы плохо-бедно нашли места, где прилечь. Только я еще стоял в коридоре, когда на меня набросилась толпа разъяренных мужчин, которые, очевидно, нами были разбужены. "Я вам головы оторву", - кричал их предводитель, который посчитал нас, понятно, взломщиками. Мы вырвались из дома и помчались вниз по улице. Я потерял мои ботинки. Мы нашли нашу квартиру, это оказалось дальше через три дома. Следующий день я ходил без ботинок. К счастью, мы нашли на бензоколонке подходящие ботинки, которые Тилль мне вынес под рубашкой, после того, как я их примерил.

Иногда после подобных вечеринок я оказывался на вокзале в совершенно разбитом состоянии и без денег. Приходилось в раздражении объяснять кондукторам мою ситуацию, чтобы только к вечеру перед самым концертом снова соединиться с группой. Если вечером я радовался предстоящему ночному отдыху, вдруг выяснялось, что именно сейчас для нас организована хорошая вечеринка, и после нескольких коктейлей усталость забывалась. При этом я обещал всем людям входные билеты или сувениры и давал им мой номер телефона. На следующий день я ничего не помнил, и меня все бесило. Что лучше поможет в такой ситуации, чем немного пива? Как-то все, чем я пытался привести себя в трезвое состояние, довело меня до диареи. Дела мои пошли так плохо, что я выпал из событий. Я лежал в гостиничной кровати и пытался пить настой ромашки. Я вовсе не хотел и думать о концерте. Вечером меня привезли, как мертвый груз, в зал, и я начал механически переодеваться. На сцене мне поставили ведро.

Весь концерт я был сконцентрирован только на моем теле. Таким образом, я впервые думал о том как пережить выступление. Время тогда вообще не двигалось. Уже после трех песен я продолжал из последних сил. Песни мне не нравились, шоу казалось скучным, неоригинальным и противным. Не знаю, как я заставил себя двигаться в этом вздоре и как-то вилять руками. Потом еще было что-то вроде танца, которое я заканчивал без воодушевления, так, что никто не понял, что это должно быть. Так концерт может стать слишком длинным. По счастью, потом никто из фанатов не смог меня узнать, так как на сцене я выгляжу иначе, чем в настоящей жизни. Только на следующий день дела пошли несколько лучше.

Новости Rammstein

СМИ: Rammstein завершает карьеруСМИ: Rammstein завершает карьеру
Как сообщает издание Bild немецкая метал-группа Rammstein завершает карьеру, а следующий альбом группы станет последним. По сообщениям того же Bild, новый диск выйдет не раньше конца следующего года. Однако никто из участник...
2017-09-18

Фотографии Rammstein

Ваше мнение о звезде


Вова (Великие Луки)
Я водила, постоянно в рейсе. Люблю слушать этих парней. Мне нравятся они.
2015-07-16 21:25:29
Валера (Вахтан)
Алиса, да ты космос!!! ))*
2013-10-22 21:36:46
Алиса
Привет. Мне 13 лет и я слушаю исключительно рок. Хард-рок. И немного металла. Так вот.
2013-08-30 23:02:02
Артем (Рамштаин)
Красавцы, вообще молодцы Музыка жесть
2013-07-25 23:49:22
Света
Они супер!
2013-04-19 18:31:30
Михаил (Гомель)
Самая офигенная музыкальная группа =)
2013-04-19 14:38:09
Жан (Алматы)
Большое спасибо за материал! Наконец нашел всё, что хотел в одном месте.
2013-04-14 10:36:58
Ирина (Жуковский)
Название Rammstein взялось из Rammstein Flugschau (ошибка в слове RaMMstein, оно пишется с одной m)!!! Вы же написали неправильный вариант... Почитайте их интервью!
2013-03-31 23:52:10
Ольга (Брянск)
Они побудили меня на творчество. Нет, это не музыка, это театр. Я написала постановки на их музыку. Если их сцена в огне, то моя - в крови. Одним словом, не для слабонервных.
2012-12-19 19:21:52
Александр
Спасибо за информацию. Нигде не видел такой полной биографии!
2012-07-04 20:00:38