Биография МЕЙЕРХОЛЬДА Всеволода Эмильевича

МЕЙЕРХОЛЬД Всеволод Эмильевич (1874-1940), российский режиссер, актер, педагог, народный артист России (1923), один из реформаторов театра 20 века.
В 1898-1902 работал в Московском художественном театре (МХТ), затем в провинции. В 1906-1907 главный режиссер театра Комиссаржевской на Офицерской (Санкт-Петербург). Развивал символическую концепцию «условного театра» («Сестра Беатриса» М. Метерлинка и «Балаганчик» А. А. Блока, 1906). В 1908-1917 в петербургских императорских театрах. Утверждал принципы «театрального традиционализма», стремился вернуть театру яркость и праздничность («Дон Жуан» Мольера, 1910; и «Маскарад» М. Ю. Лермонтова, 1917, в Александринском театре). После 1917 возглавил движение «Театрального Октября», выдвинув программу полной переоценки эстетических ценностей, политической активизации театра. В 1920-1938 руководил театром в Москве (с 1923 Театр имени Мейерхольда) и существовавшей при нем школой. Разработал особую методологию актерского тренажа — биомеханику, в которой нашли своеобразное применение принципы конструктивизма. Поставил спектакли: «Мистерия-буфф» (1918, 1921) и «Клоп» (1929) В. В. Маяковского, «Великодушный рогоносец» Ф. Кроммелинка (1922), «Лес» А. Н. Островского (1924), «Ревизор» Н. В. Гоголя (1926), «Горе уму» («Горе от ума» А. С. Грибоедова (1928), «Дама с камелиями» А. Дюма-сына (1934). Репрессирован.
* * *
МЕЙЕРХОЛЬД Всеволод Эмильевич [28 января (9 февраля) 1874, Пенза — 2 февраля 1940, Москва], русский режиссер, актер, театральный деятель, педагог. Народный артист Республики (1923). Один из реформаторов театрального искусства.
На пороге
Сын владельца водочного завода, выходца из Германии, лютеранина, в 21 год принял православие, сменив имя Карл-Казимир-Теодор Мейергольд на Всеволод Мейерхольд. Страстно увлекшись театром еще в юности, несколько раз оставался в гимназии на 2-й год и лишь в 1895 поступил на юридический факультет Московского университета. Отучившись всего 2 семестра, в 1896 сдал экзамены и был принят сразу на 2-й курс Музыкально-драматического училища Московского филармонического общества в класс Вл. И. Немировича-Данченко. Уже во время учебы обращал на себя внимание высочайшим уровнем культуры, феноменальной эрудицией, оригинальностью и живостью ума. В 1898 Немирович-Данченко пригласил своего выпускника в создаваемый им и К. С. Станиславским Московский Художественный театр. Сразу заняв заметное положение в труппе, молодой актер сыграл Василия Шуйского и Ивана Грозного («Царь Федор Иоаннович» и «Смерть Иоанна Грозного» А. К. Толстого), принца Арагонского («Венецианский купец» У. Шекспира), Тирезия («Антигона» Софокла), Иоганнеса («Одинокие» Г. Гауптмана). Редкая в актерской среде интеллигентность и утонченное искусство Мейерхольда привлекли к нему внимание А. П. Чехова; их переписка продолжалась вплоть до кончины писателя. Участник легендарной «Чайки» Художественного театра, Мейерхольд по сей день считается непревзойденным Треплевым. А роль Тузенбаха в «Трех сестрах» Чехов писал специально для него. Мейерхольд называл МХТ Академией драматического искусства, а Станиславского — гениальным режиссером-учителем. Однако, как это будет часто происходить в его стремительно меняющейся судьбе, очень скоро восхищение уступило место неудовлетворенности.

Начало пути
В 1902 Мейерхольд покинул МХТ и, создав собственную труппу, которая вскоре получила название Товарищество новой драмы, отправился в провинцию: Херсон, Тифлис, Севастополь, Николаев и др. Режиссер и антрепренер, он продолжал играть (до 100 самых разноплановых ролей за 3 сезона). В 1902-05 поставил около 200 спектаклей, упорно добиваясь утверждения серьезного и во многом непривычного для провинции репертуара: наряду с Чеховым, Шекспиром, А. К. Толстым, А. Н. Островским, М. Горьким — Гауптман, Г. Ибсен, М. Метерлинк, С. Пшибышевский, А. Шницлер и др. Три его первых самостоятельных режиссерских сезона сконцентрировали в себе путь русского и европейского театра последних десятилетий 19 — начала 20 века: от академичности и «натурализма» к театру условному, тяготевшему к символистки-обобщенной и поэтической образности. Первые подходы к сценическому воплощению символистских пьес режиссер нащупал в нашумевших постановках — «Потонувший колокол» Гауптмана (1902), «Снег» Пшибышевского (1903), «Монна Ванна» Метерлинка (1904) и др. В 1905 в Москве, по приглашению Станиславского Мейерхольд возглавил Студию на Поварской. Подготовленные им «Смерть Тентажиля» Метерлинка и «Шлюк и Яу» Гауптмана на предварительном просмотре вызвали восторг Станиславского и др., но публике показаны не были. Историки до сих пор спорят, почему Станиславский так и не решился открыть Студию. С Товариществом новой драмы Мейерхольд продолжил эксперименты в провинции. В 1906 он принял преложение В. Ф. Комиссаржевской возглавить Театр на Офицерской в Петербурге. За год — 13 постановок. Каждая следующая не похожа на предыдущую, да и вообще ни на что доселе виденное не похожа. «Гедда Габлер» Ибсена и «Сестра Беатриса» Метерлинка демонстрировали найденные Мейерхольдом структурные принципы символистского спектакля: неглубокая сцена, декорация в виде живописного панно, замедленные движения актеров, скульптурная выразительность жестов и поз, холодная, внеэмоциональная интонация. В «Жизни Человека» Л. Н. Андреева была разработана изощренная световая партитура. Не успев явить миру чудо русского символистского театра, Мейерхольд уже в «Балаганчике» А. Блока посмеялся над ним и над собой. Идея Блока высмеять мистику, возродить и обновить приемы итальянской комедии дель арте во многом определила дальнейшие пути исканий Мейерхольда. Назвав «Сестру Беатрису», «Жизнь Человека» и «Балаганчик» режиссерскими шедеврами, Комиссаржевская-актриса не находила удовлетворения в работе с режиссером и в 1907 предложила ему оставить ее театр.
Императорские театры и подвалы кабаре
Пока Мейерхольд работал у Комиссаржевской, целая армия карикатуристов оттачивала на нем свои перья. Его спектакли неизменно сопровождались скандалом в прессе. В 1908 директор Императорских театров В. А. Теляковский пригласил Мейерхольда к себе: «Должно быть, человек интересный, если все ругают». В Императорских театрах Мейерхольд вместе с художником А. Я. Головиным реализовал программу театрального традиционализма, предполагавшую использование и переосмысление исторического опыта мирового театра, применение метода стилизации с целью обновления старинных сценических форм. Наиболее значительные постановки: «Дон Жуан» Мольера (1910), «Стойкий принц» Кальдерона (1915), «Гроза» А. Н. Островского (1916), «Маскарад» М. Ю. Лермонтова (1917) — в Александринском театре, где наряду с классикой Мейерхольд ставил и современные пьесы: «Живой труп» Л. Н. Толстого (1911), «Заложники жизни» Ф. Сологуба (1912), «Зеленое кольцо» З. Н. Гиппиус (1915) и др. Новаторские оперные спектакли в Мариинском театре — «Тристан и Изольда» Р. Вагнера (1909), «Орфей» К. В. Глюка (1911), «Каменный гость» А. С. Даргомыжского (1917) — имели огромный успех. А когда двух императорских сцен показалось мало, в Петербурге объявился таинственный персонаж — Доктор Дапертутто. Свой псевдоним (итал. dappertutto — везде, повсюду) Мейерхольд оправдывал. Затевал кабаретные театры — «Лукоморье», «Дом интермедий», экспериментировал в «Привале комедиантов», открыл собственную студию, в балете М. М. Фокина «Карнавал» исполнил партию Пьеро, в квартире поэта-символиста Вяч. Иванова устроил «Башенный театр», снял два кинофильма в Москве (в 1915 «Портрет Дориана Грея» по О. Уайльду, в котором сыграл лорда Генри; в 1916 — «Сильный человек» по Пшибышевскому, где сыграл Гурского), опубликовал книгу «О театре», поставил в Париже пьесу Г. Д'Аннунцио «Благоуханная смерть», издавал журнал «Любовь к трем апельсинам». Его вдохновляла идея воскресить демократичные формы площадного театра. Пантомима Шницлера «Шарф Коломбины» (Дом интермедий, 1910), две редакции спектакля «Арлекин, ходатай свадеб» (по сценарию В. Н. Соловьева, 1911, 1912), блоковские «Незнакомка» и «Балаганчик» в Тенишевском училище (1914) доказали жизненность и современность приемов актерской игры в духе итальянской комедии масок. В журнале «Любовь к трем апельсинам» и на занятиях в Студии на Бородинской Мейерхольд уделял преимущественное внимание арлекинаде, русскому балагану, цирку, пантомиме, утверждал идею воспитания актера, уверенно владеющего своим телом и голосом, способного в необходимом темпе и ритме выполнить любое режиссерское задание. Книга Мейерхольда «О театре» (1913) суммировала его опыт и теоретически обосновывала концепцию «условного театра».
Новые времена. Биомеханика
Революционные события 1917 Мейерхольд воспринял в русле столь близкого ему символистского миропонимания — как возможность активного жизнесозидания, социального творчества, преображения мира искусством, творения нового человека как цели культуры вообще. Все заново! Для страны — новая эра. А для Мейерхольда — девиз всей жизни. Он был воодушевлен открывшимися, как ему казалось, необыкновенными возможностями. В 1918 вступил в РКП(б). В новую эпоху он вошел естественно.
В 1918 поставил «Мистерию-буфф» В. В. Маяковского, в которой бушевала фольклорная стихия, преображались традиции балаганного шутовства и цирковой клоунады. Театр становился пропагандистом и агитатором. В 1920 Мейерхольд провозгласил «Театральный Октябрь», основные задачи которого — служение революции и полное обновление сценического искусства. Назначенный в том же году заведующим театральным отделом (ТЕО) Наркомпроса, он занял экстремистскую позицию по отношению к старым академическим театрам, и через год А. В. Луначарский отстранил его от руководства ТЕО. Однако в своей творческой практике уже в начале 1920-х Мейерхольд продемонстрировал большие возможности нового искусства. Созданный им в Москве Театр РСФСР 1-й, где были поставлены «Зори» Э. Верхарна (1920, вместе с В. М. Бебутовым) и новая редакция «Мистерии-буфф» (1921), существовал недолго, но его спектакли вызвали большой резонанс. Некоторое время труппа Мейерхольда называлась Театром актера, затем Театром ГИТИС. В 1922 в «Великодушном рогоносце» Ф. Кроммелинка (этот легендарный спектакль называют «Чайкой» театра Мейерхольда) и в «Смерти Тарелкина» А. В. Сухово-Кобылина были впервые и с блеском опробованы методы сценического конструктивизма и «циркизации театра». В 1923 труппа получила название «Театр им. Мейерхольда»; с 1926 — Государственный театр им. Мейерхольда (ГОСТИМ или ТИМ). Мейерхольд стремился сообщить сценическому зрелищу геометрическую чистоту форм, акробатическую легкость и ловкость, спортивную выправку. С этой целью актеры проходили специальное обучение в руководимой им «мастерской», в 1923-1931 называвшейся ГЭКТЕМАС (Государственная экспериментальная театральная мастерская). Основным предметом была биомеханика — разработанная Мейерхольдом система актерского тренажа, позволявшая идти от внешнего к внутреннему, от точно найденного движения и верной интонации к эмоциональной правде. Эта система и сегодня вызывает острый интерес театральных деятелей во всем мире. В 1922-1924 Мейерхольд руководил также Театром Революции, где в 1923 поставил «Доходное место» Островского и «Озеро Люль» А. М. Файко. Этапным событием стал «Лес» Островского (1924) в свободной режиссерской интерпретации Мейерхольда. Персонажи были представлены по принципу «социальной маски». Вдохновенное сплетение карнавальной веселости и щемящей интонации принесли спектаклю громадный успех (1338 представлений за 14 лет). Однако уже в «Мандате» Н. Р. Эрдмана (1925) Мейерхольд изменил курс и поставил современную обличительную сатиру, сочетая бытовую достоверность с гротескной эксцентриадой. Как пишет российский театровед Б. Зингерман, «авангардные, аскетические, бодрые смеховые формы спектаклей Мейерхольда первых лет революции идеально соответствуют духу коммунистической утопии».
...И спала пелена
Однако уже с середины 1920-х в искусстве Мейерхольда все сильнее ощутимы трагедийные мотивы. Они отчетливо дали себя знать в «Ревизоре» Н. В. Гоголя (1926), причем обрели фантасмагорически-гиперболизированный характер. В «Горе уму» (1928) комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» была понята как трагедия одинокого романтика. Вновь прорвавшиеся в «Клопе» (1929) и «Бане» (1930) Маяковского сатирические интонации были уже скорее горькой сатирой — без запальчивой веселости прежних лет. Гениальное художественное чутье, метафорическое мышление, склонность к поэтическим обобщениям, гиперболе и гротеску осложняли взаимоотношения Мейерхольда с советской драматургией. В «Командарме-2» И. Л. Сельвинского (1929), «Последнем решительном» Вс. В. Вишневского (1931), «Списке благодеяний» Ю. К. Олеши (1931), «Вступлении» Ю. П. Германа (1933) режиссеру удались лишь отдельные, преимущественно трагедийные моменты. Многие замыслы, в том числе и постановку «Гамлета» Шекспира, ему так и не удалось осуществить. В 1935 Мейерхольд поставил «Даму с камелиями» А. Дюма-сына — спектакль высочайшей изобразительной культуры и культуры чувств, гимн любви и красоте, прозвучавший еще мало кем осмысленным, но явно ощутимым диссонансом времени. Роль Маргерит Готье, как и Аксюшу в «Лесе», сыграла З. Н. Райх, жена и муза Мейерхольда. В том же, 1935, году он поставил «Пиковую даму» П. И. Чайковского в Ленинградском Малом оперном театре. Этот спектакль Д. Д. Шостакович считал вершиной не только творчества самого Мастера, но и замечательным достижением оперной сцены вообще. Мейерхольд внес существенный вклад в оперную режиссуру, добиваясь контрапункта музыки и пластики, ритмической свободы актера внутри музыкальной фразы, свободы, построенной на разрушении точного соответствия движений и жестов темпу и ритму музыки.
Во второй половине 1930-х в прессе началась откровенная травля Мейерхольда, его искусство было названо чуждым народу и враждебным советской действительности. В 1938 его театр был закрыт. После этого Станиславский, спасая Мейерхольда, привлек опального режиссера к сотрудничеству в руководимом им оперном театре. Однако вскоре Станиславский умер, а в июле 1939 Мейерхольд был арестован. Под пытками признал предъявленные ему обвинения в измене родине, однако нашел в себе мужество и силы отказаться от самооговора. По приговору Военной коллегии Верховного суда Мейерхольда расстреляли. В 1955 Верховный суд СССР полностью снял с него ложные обвинения и посмертно реабилитировал его. Долгое время о месте захоронения Мейерхольда ничего не было известно, и лишь в начале 1990-х выяснилось, что после расстрела он был кремирован и прах его тайно захоронен в общей могиле № 1 на Донском кладбище. Родительский дом в Пензе и московская квартира Мейерхольда в Брюсовом переулке стали музеями. В 1999 в Пензе, на родине Мейерхольда, выдающемуся новатору театра был установлен памятник (скульптор Ю. Ткаченко).
Среди многочисленных учеников Мейерхольда актеры и режиссеры, составившие цвет отечественного театра и кино: И. Н. Певцов, М. И. Бабанова, Э. П. Гарин, И. В. Ильинский, З. Н. Райх, Н. И. Боголюбов, Л. В. Варпаховский, М. И. Жаров, Е. В. Самойлов, С. А. Мартинсон, Н. П. Охлопков, В. Н. Плучек, И. А. Пырьев, Б. И. Равенских, Л. Н. Свердлин, И. Ю. Шлепянов, М. М. Штраух, С. М. Эйзенштейн, Н. В. Экк, Л. О. Арнштам, С. И. Юткевич, В. Н. Яхонтов и многие другие. Мейерхольд работал и в кино. Кроме упоминавшихся «Портрета Дориана Грея» по О. Уайльду (1915) и «Сильного человека» по Пшибышевскому (1916), в 1928 снялся в фильме «Белый орел», создав острый, гротескный образ Сенатора. Творчество Мейерхольда оказало и оказывает огромное влияние на развитие театра, кино, изобразительного искусства, фотографии и др. во всем мире.

Н. Э. Звенигородская

Фотографии МЕЙЕРХОЛЬДА Всеволода Эмильевича
Ваше мнение о звезде
* Код с картинки
Любовь (Хабаровск)
2013-01-25 06:08:01
Гений - он во всем гений, даже и в смерти своей!!!